“СВЕЧА ПАМЯТИ” ВАЛЕНТИНЫ КОПОСОВОЙ
0
1733
Вместе с легендарной 3-й армией бронничанка Валентина КОПОСОВА прошла через всю страну и Европу. Телеграфистка 105-го отдельного полка связи награждена двумя орденами Отечественной войны, медалями “За взятие Берлина”, “За освобождение Варшавы”, “За победу над Германией”. А в послевоенные годы Валентина Васильевна, проработав не одно десятилетие в оборонке, стала одной из самых активных в горсовете ветеранов, участвовала в патриотическом воспитании молодежи, в подготовке первой и второй Книги Памяти “Солдаты Победы города Бронницы”.
– Война – испытание для мужчин, что уж говорить о женщинах, – продолжает свои воспоминания моя собеседница. – Ведь мы, как и все солдаты, многое таскали на себе: у нас были свои винтовки, скрутки шинелей, противогазы… Очень тяжело было в походных условиях поддерживать чистоту. Стирать белье часто приходилось в заполненных талой или дождевой водой канавах. И спать ложились прямо в мокром, чтобы теплом собственного тела к утру высушить все выстиранное. Но при этом никто не болел. Хворать было некогда – работали по 12 часов. Принимали и передавали донесения, приказы, шифровки. Когда я стала мл.сержантом, и меня назначали старшей смены, самые сложные и важные задания выполняла лично. Часа в четыре ночи спать хотелось до невозможности. Но уйти со своего места было нельзя…
Когда наступали вместе с армией, аппаратуру возили сначала на старенькой “полуторке”, потом – “студебеккере”. Машину загружали до бортов, а сами устраивались сверху – прямо на ящиках. Дороги в распутицу были ужасными, машина часто застревала, и мы по колено в грязи выталкивали ее из колдобин. А останавливаясь на ночлег, сами несли караул, заготовливали дрова,готовили пищу. Както, придя со смены, мы наскоро поели и легли спать прямо на полу деревенской избы, где нас временно разместили на постой. Вдруг начался обстрел деревни. Его вели с двух сторон: с одной – стреляли наши, с другой – немцы. К нам сразу вбежал старшина и скомандовал: “На выход!” Мы, еще сонные, устремились за ним. Едва успели выскочить из избы, как туда попал крупнокалиберный снаряд. Избу разнесло на части. Помню, тогда погибла девушка-повар, не успевшая выбежать… Часто попадали под бомбежки. Бывало, “юнкерсы” прорывались через нашу линию обороны и жестоко бомбили все коммуникации.
А однажды на нашу колонну налетела целая эскадрилья. И вражеские летчики начали методично расстреливать нас из пулеметов. Вокруг чистое поле, укрыться было негде. Тогда много однополчан погибло под обстрелом, мы с подругами чудом остались в живых… На передовой (сама не раз убеждалась) особенно радостно было встретить своего земляка. Както во время работы в аппаратной я вдруг обнаружила на связи бывшего одноклассника, радиотелеграфиста Евгения Гжельского, его боевой путь изложен в городской Книге Памяти. Он тогда служил в соседней 5й ударной армии (к сожалению, недавно умер). Я передала очередное донесение, отстукала свои данные, а мне в ответ: “Принял Гжельский”. Когда спросила: “Женя, ты!?”, в ответ пришло – “Я!” И, хоть личные переговоры были строго запрещены, мы тогда все же обменялись несколькими фразами… Потом война надолго разбросала нас…
С боями наша 3-я ударная армия взяла г.Холм, потом – Великие Луки, после – Иелгаву, а затем – Невель. А впереди были еще десятки городов – наших и европейских… В Померании с нами произошел удивительный случай,убеждающий, что жизнь на фронте зависит от многих случайностей. Както мы расположились на ночлег в большом сарае, где хранилось сено. Когда стемнело, выставили караульного и легли спать прямо на сеновале. Под утро же оттуда, к нашему ужасу, вылез немецкий солдат с автоматом в руках и… сдался в плен. Как потом выяснилось, он до войны был школьным учителем, через переводчика признался, что мог расстрелять всех спящих, но не сделал этого. Что его удержало: только ли понимание, что война уже проиграна или нечто иное…
Вот наш знаменитый аппарат СТ-35 (показывает снимки). Здесь мы уже в Восточной Пруссии, после выхода из окружения. А тут – рядом с обгорелым Рейхстагом. Кстати, флаг на его куполе водрузили разведчики 150-й Идрицкой дивизии нашей 3й ударной – М.Егоров и М.Кантария… Когда Красная Армия подошла к рекам Одер и Шпрее, все чувствовали: победа совсем близко. Но германская столица встретила нас, как огромная неприступная крепость. Во время штурма даже на подступах к ней каждый метр земли был щедро полит солдатской кровью. А когда Берлин взяли и был подписан акт о безоговорочной капитуляции, мы все радовались, как дети! Многие стреляли вверх из автоматов, обнимались, смеялись и даже плакали от радости. Все понимали: пришла долгожданная Победа!
А на этих страницах альбома я уже после войны – с ветеранами 3-й ударной в Серебряном Бору. Мы каждый год собирались там на праздники Победы. В местной школе даже организовали музей нашей армии. Сейчас уже собираться некому – почти никого уже не осталось в живых. А это (показывает еще фото) я во время выборов в ВС СССР – там, в Германии, в Магдебурге, у нас был свой избирательный участок. До сентября 1946-го служила сверхсрочно. Там вышла замуж за капитана Копосова, родила дочь Людмилу. В 1951м, вернувшись в Бронницы, устроилась на 195-м завод. И еще треть века трудилась в оборонке, в отделе материального обеспечения. Работать всегда старалась на совесть, потому и в коллективе меня уважали…
Сейчас я уже давно на заслуженном отдыхе, но сидеть сложа руки не могу. Так уж, видно, мы воспитаны… В какие бы времена ни жили, всегда старались ответственно относиться ко всему, что нам поручали… Нынче часто размышляю над тем, как несправедлива бывает судьба. Мы с дочерью обе родились в июне: я – в 1922-м, дочь – в 1946-м. Только я (к моему горю) пережила Люду: она умерла от болезни тоже в июне 2000-го. Как раз в канун скорбной для всех даты сходила к дочери на бронницкое кладбище. Так что моя “свеча Памяти” – это не только военные, но и мирные потери близких… К счастью, у Люды осталось потомство, и нынче мое одиночество скрашивают уже взрослая внучка Екатерина и двое правнуков: 16-летняя Диана (она – моя гордость, мастер спорта по фехтованию) и младший Леня, который перешел в 7-й класс.
Потомство живет в Москве и навещает меня по выходным и праздникам. А вот смотрите: эту “медаль” к 65-летию Победы мне вручили… мои правнуки. На ней надпись: “Дорогой бабушке за любовь и заботу!” …Валентина Копосова рассказывает мне о родных и близких, которых унесли грозовые 40-е, по которым горит ее “свеча Памяти”… В 1941-м без вести пропал дядя – офицер-пограничник. Другого дядю бандиты убили еще раньше на Украине… Двоюродный брат Юрий 15-летним убежал на фронт, прошел всю войну, был разведчиком, вся грудь в орденах и медалях…
А вот его тезка, родной брат моей собеседницы, моряк Северного флота, умер в 42 года. Он защищал страну после войны – служил радиометристом на атомной подлодке и, судя по всему, получил высокую дозу облучения… У каждого из ее родных своя судьба, свои испытания. И самое важное для любого человека, как считает моя собеседница, – несмотря ни на что, делать свое дело. Идти по жизни достойно, без нытья и жалоб. Валентина Васильевна, судя по всему, поступает именно так.
Воспоминания записал Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий