11-й автомобильный ПОЛК, В КОТОРОМ Я СЛУЖИЛ
  • Антон Иосифович КИНШТ
    Антон Иосифович КИНШТ
  • Антон Иосифович КИНШТ молодой
    Антон Иосифович КИНШТ молодой
  • Антон Иосифович КИНШТ, третий слева
    Антон Иосифович КИНШТ, третий слева
417
В следующем году мы будем отмечать 75-летие Победы над гитлеровской Германией. В этой связи и в ходе подготовки 3-го тома Книги Памяти «Солдаты Победы города Бронницы» редакция «БН» познакомилась с воспоминаниями одного из бывших офицеров-автомобилистов, служившего в нашем городе в период Великой Отечественной войны. Это известный многим бронницким старожилам ветеран – Антон Иосифович КИНШТ. В нынешнем году ему исполнилось бы 100 лет. В «грозовые сороковые» лейтенант Киншт был командиром взвода 11-го Отдельного учебного автомобильного полка, который размещался в нашем городе и сельской округе. Так уже вышло, что о своей военной службе ветеран решился написать лишь через многие годы после войны. На это его вдохновила статья известного бронницкого краеведа А.А.Латрыгина «Автомобильный полк», которая была опубликована в «БН» №9 за 2005 год. На наш взгляд, послевоенные воспоминания ветерана в чем-то пополнят знания наших читателей о воинском формировании, которое внесло свой вклад в победные майские залпы сорок пятого...

– У каждой воинской части своя история, свой послужной список. Наш 11-й запасной автомобильный полк (так он первое время назывался) начал формироваться по приказу Ставки Верховного Главнокомандования с августа по сентябрь 1941 года. Первое время отдельные подразделения будущего полка стали дислоцироваться в лесу, в районе нынешних Кузьминок. Личный состав из числа рядовых красноармейцев располагался в основном в шалашах, сложенных из ветвей хвойных деревьев. А офицеры из числа командиров частей жили в небольших фанерных домиках. Штаб полка, как я помню, находился в отдельном деревянном здании. Первым командиром нашего автоподразделения был назначен полковник танковых войск Чупров.

Так как 11-й полк формировался Московским военным округом, то туда было направлено много призывников из Москвы и уже служивших солдат из воинских частей, находящихся в Подмосковье. Так, уже 5 сентября 1941 года в полк прибыло почти шесть десятков кадровых красноармейцев. В их числе находилась и наша группа из 10 солдат-шофёров. Прибыли мы из г.Солнечногорска из учебной военной части, которая называлась «Выстрел». Отмечу, что это были хорошо известные бронницким старожилам курсы усовершенствования знаний командного состава Красной Армии, которые в довоенный период с 1932 по 1938 гг. размещались в нашем городе.

Наш автомобильный полк был сформирован из трёх батальонов. При построении всем рядовым красноармейцам призыва 1939-1940 гг. было присвоено воинское звание – сержант. А в дальнейшем всех распределили по конкретным подразделениям. Я попал в 5-ю роту 2-го батальона и был назначен командиром отделения. В конце сентября 1941 года с фронта к нам прибыли лейтенанты М.Трушин, В.Меркулов, А.Мацак, Т.Притула, Г.Кульгейко., М.Кракасевич, Н.Олейник, М.Колобов, А.Адамков и еще многие другие, знакомые мне командиры взводов и рот. Все прибывшие были включены в командный состав нашего батальона. Комбатом был назначен капитан А.А.Качеев. На фронте он, как мне в дальнейшем стало известно, воевал в танковых войсках и во время налёта вражеской авиации получил ранение в левую руку. После лечения в госпитале он еще долгое время носил руку на подвязке.

В конце сентября 1941 года наш автомобильный полк прибыл в Бронницы и расположился на территории, где сейчас находится 21 НИИИ ВАТ. Но пробыли мы там недолго. Уже в октябре наша часть по приказу Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии из Бронниц стала побатальонно переезжать по железной дороге в г.Канаш (тогдашней Чувашской АССР). Следуя на погрузку, наш второй батальон утром, после завтрака, пошёл пешим ходом на железнодорожную станцию Бронницы.

В этот день, как я запомнил, был очень сильный туман, который во время движения сильно мешал ориентироваться на местности. Не доходя примерно с километр до станции, ротные колонны вышли на прямую дорогу в открытом поле. В этот момент мы услышали шум немецкого самолёта, судя по всему бомбардировщика, который летел низко над землей. Поступила команда остановиться и не разбегаться в случае, если нас будут бомбить. Мы остановились, подождали несколько минут – бомбежки не было. И тогда батальон продолжил свой путь до станции.
Прибыв туда, несколько десятков красноармейцев из разных отделений по приказу своих командиров стали укладывать в товарных вагонах доски для сооружения двухъярусных нар. Остальной личный состав батальона расположился в лесочке рядом с эшелоном. Примерно через 40-50 минут вражеский бомбардировщик, который мы заметили ранее, вернулся со стороны Москвы. Он летел над железной дорогой, а у посёлка Белоозёрска развернулся и сбросил три крупных авиабомбы на наш эшелон. Две из них взорвались, и три задних вагона были уничтожены полностью. В одном из сгоревших от бомбежки вагонов находились штабные документы. Третья бомба, к счастью, не разорвалась, упала на рельсы.

Самым страшным и драматичным было то, что при втором своем заходе фашистские пилоты в полной мере показали свою гнусную сущность. Они открыли огонь из бортового пулемёта по мирным жителям, которые ожидали утреннего поезда на Москву и оказались в это время на перроне. Так что мне, в то время еще сравнительно молодому человеку, довелось впервые в своей жизни увидеть раненых и убитых во время вражеского обстрела людей, в том числе детей. А еще запомнилось, что во время этой бомбёжки был тяжело ранен офицер штаба, старший лейтенант Железный.

Надо сказать, что среди нас нашлись командиры, которые дали отпор воздушным бандитам. Начальник штаба нашего батальона капитан Прудниченко, быстро сориентировавшись, открыл ответный огонь по бомбардировщику из ручного пулемёта. А немного позже прилетел на подмогу и краснозвездный истребитель, и в его сопровождении наш эшелон тронулся в путь. Дополнительно по всему поезду была выставлена вооруженная охрана. Мы с автоматами ППШ стояли на тормозных площадках вагонов и на платформах с автотехникой.

По прибытии в г.Канаш полк был преобразован в 11-й Отдельный учебный автомобильный полк. Наш второй батальон занял двухэтажное большое деревянное здание, прежде здесь было общежитие учебного заведения. При этом в здании была большая столовая, где свободно размещалась рота курсантов, примерно 120 человек. Так начались учебные занятия с красноармейцами по изучению материальной части автомобилей ГАЗ-2 «А», ЗИС-5, М-1. В феврале 1942 года курсанты сдали зачёты на права шофёра третьего класса и были отправлены в воинские части, которые формировались в г.Канаш.

В марте 1942 года по решению Ставки Верховного Главнокомандования Красной Армии полк вернулся в Бронницы. Перед нами была поставлена очень важная и ответственная задача – в ускоренном порядке наладить подготовку жизненно необходимых фронту кадров военных водителей. К тому же, умеющих управлять зарубежной автотехникой. Ведь как известно, уже 1943 году начались поставки в СССР американских, а в дальнейшем– британских и канадских автомобилей по «лендлизу» для оснащения наших противостоящих нацистам войск.
В том же 1942 году наш командир – полковник Чупров был отозван для выполнения другого задания. Как известно, под его командованием было сформировано танковое подразделение, которое направили на один из самых тяжелых участков фронта. В одном из сражений Чупров геройски погиб. А вот его механик-водитель после ранения и госпиталя прибыл к нам. У нас он окончил курсы шофёра «Студебекера» и стал служить в нашей пятой роте. Командиром полка после гибели своего предшественника был назначен подполковник Петров.

Все наши подразделения в основном располагались в черте города. К примеру, полковой штаб находился на ул.Советской, где одно время размещался городской Дом пионеров, а после – Совет ветеранов. Караульные помещения полка находились в здании, которое находилось на территории собора Михаила Архангела в правом углу его ограды (если смотреть в сторону г.Рязани). Это старое помещение было построено из красного кирпича с большим подвалом под всем зданием. Там были установлены двойные нары, на них отдыхали караульные охранного взвода.

В подвальном помещении также размещалась и полковая гауптвахта, где были сделаны перегородки между камерами. Там содержались рядовые красноармейцы и сержанты, арестованные за нарушения воинской дисциплины. На улице Советской там, где сейчас находится культурно-досуговый центр «Бронницы», разместились также складские помещения нашего полка. Под склады было приспособлено находившееся на том месте деревянное здание длиной почти на всю ширину центральной городской площади. Там хранились обмундирование, постельные принадлежности, отдельно находился продуктово-фуражный склад с различными крупяными изделиями и мукой.

Напротив склада, через дорогу, стояло старое кирпичное двухэтажное большое Г-образной формы здание, которое горожане с очень давних пор называли «Гостиный двор». На его нижнем – первом этаже, со стороны улицы Советской, также размещался большой продовольственный склад полка. В нём хранились мясные консервы, концентраты, селёдка в железных банках.

Сюда же, в подвал, для военнослужащих полка привозили свежее мясо и рыбу. Такие скоропортящиеся продукты летом обкладывали льдом, который еще с зимы доставляли с Бельского озера. Картошку хранили в подвале церкви Иерасулимской Божьей Матери. Заведующим продуктовым складом полка был назначен очень хозяйственный и основательный старшина Н.Куникеев.

Столовая нашего полка располагалась тоже по улице Советской, в помещении где до недавнего времени находился «Бронницкий Пассаж», а ныне – аптека. В этой столовой питался весь личный состав, проживающий в городе. Поварами работали три вольнонаёмные женщины из числа бронницких жительниц. Одна из них – Анна Александровна Тимофеева – родная сестра бронницкого воина, Героя Советского Союза Н.А.Тимофеева.

Автодром для обучения практическому вождению автомобилей находился на самой окраине Бронницкого леса, напротив асфальтового завода, которого ныне уже нет. На автодроме в определенном порядке были расставлены столбики, обозначающие различные способы проезда машины: заезд задом, в ворота с правой и левой стороны, разворот машины с применением заднего хода, подъезд задним ходом к орудию для буксировки, езда по кругу и т.д.

Взвод инструкторов практического вождения находился в тогдашней школе №10. Командовал этим подразделением старший лейтенант с хорошо известной многим бронничанам фамилией Г.Кульгейко, взводным старшиной являлся В.Васильев.

Насколько я помню, не все подразделения полка из-за нехватки помещений смогли разместиться в городе. Автороты первого батальона располагались в ближних деревнях Бронницкого района: в Ульянино, Рыболово и Петровском. А на территории деревни Марьинка, где находился детский санаторий, была размещена учебная рота по подготовке сержантского состава. Командиром роты был старший лейтенант Нахабов.

Впоследствии учебная рота переехала на территорию города, в здание, где до недавнего времени находился 38-й Опытный завод. Командиром этой роты был назначен старший лейтенант М.Колобов, а командирами взводов – лейтенанты Л.Гришин и П.Херовец. Рота, которой командовал Колобов, готовила сержантов как для нашего полка, так и для других частей. По решению командования в роте также велась подготовка сержантов для польской армии.

В деревне Петровское, в лесу, в здании, где раньше было какое-то лечебное учреждение, расположилось подразделение, в основном укомплектованное мужским персоналом. Но в последующем, по решению Ставки ВГК, один раз был осуществлен набор девушек польской национальности, которых также обучали шоферскому делу.

К слову, вместо политработников у польских курсантов, к нашему удивлению, имелись свои священнослужители. Их духовным наставником был настоящий ксёнз, а в каждой комнате над их кроватями висел большой католический крест. Ежедневно, после ужина, поляки собирались все в одно помещение для вечерней молитвы.

Второй батальон, в котором служил я, разместился в школе №10 по улице Советской, 33. Прямо на территории рядом со школой были вырыты три больших землянки. И там были устроены технические классы для обучения курсантов знанию материальной части автомобилей «Студебекер». Отмечу, что водителей готовили для вождения целого ряда зарубежных автомобилей, поступавших в Красную Армию во время войны по «ленд-лизу». О том, что это такое, подробно излагалось в предшествующих публикациях о деятельности 11-го Отдельного учебного автомобильного полка.

Еще две просторных землянки оборудовали на пустыре, где сейчас находится «Росгосстрах» по улице Советской №57. Там курсанты изучали материальную часть американского автомобиля «Форд-6». Были обустроены такие же учебные землянки и на улице Московской, напротив дома №20. Имелись технические классы также на Красной улице, где в свое время располагался Дом детского творчества.

Отдельно отмечу, что в этом видавшем виды здании расквартировывалось самое востребованное в городе подразделение – духовой оркестр нашего полка. Он, к слову, играл не только на армейских мероприятиях, но и был постоянным участником всех городских праздников. Помню, «духовики» часто выступали в местном клубе на всех танцевальных вечерах, куда, несмотря на трудное военное время, собиралось немало молодых бронничан. Несмотря на войну, общественная жизнь в городе продолжалась...

Шестая рота второго батальона разместилась в одноэтажном здании, где сейчас находится эстрада «Ракушка» на озере Бельское рядом с пожарной и милицией. Командиром этой роты был старший лейтенант М.А.Трушин (он в дальнейшем стал известным в городе руководителем и почетным гражданином Бронниц). А хозяйственными делами роты ведал исполнительный и очень расторопный во всех хозяйственных делах старшина Кабанов. Автомобильный парк второго батальона находился около церкви Ильи Пророка, в приспособленном одноэтажном кирпичном здании. Оно стояло прямо посередине двора, рядом с бывшей мельницей, по улице Советской, 17.

Командиром первой роты являлся капитан Болдырев, старшиной был Аракелян. В машинном парке стояли как отечественные , так и иностранные автомобили: «Студебекер», «Интернационал», «Форд-6» ГАЗ-2А, М-1, ЗИС-5 «Виллис», «Додж 3\4». Особо отмечу, что были автомобили, работающие на дровах. Для этого специально построили утеплённую будку для их просушки. К слову, командирам рот не раз доводилось выезжать с подготовленными водителями в районы боевых действий. Невзирая на постоянные бомбежки армейских автоколонн фашистской авиацией, они регулярно доставляли на передовую боеприпасы, продовольствие и кадровое пополнение.

Имелась у нашего батальона и своя ремонтная автомастерская. Она размещалась в оборудованной полуземлянке в правой части пруда, вблизи церкви. Со смотровой ямой, куда свободно устанавливался «Студебекер». В землянке было место для ремонта отдельных узлов автомобиля, хранения и подзарядки аккумуляторов. Отапливалась землянка печкой-времянкой, сделанной из железной бочки.

Пункт технического обслуживания (ПТО) соорудили длиной примерно 25 метров и шириной 6 метров. Его покрыли брезентом, внутри вырыли смотровую яму и установили монорельс, при помощи приспособлений устанавливали на него ремонтируемую машину, и она легко передвигалась. Помню, пунктом технического обслуживания в 1944 году руководил тоже известный в Бронницах человек – младший техник-лейтенант В.Глинский.

Распределительная рота разместилась в большом деревянном здании, которое было на месте бывшего завода пишущих машинок. Насколько мне известно, при царе Николае Втором в этом здании размещались рекруты. А в мае 1944 года батальон из здания школы переехал в так называемые бывшие пороховые склады, где сейчас находятся подразделения 21 НИИИ и 195-й завод.

Третий батальон учебного полка поселился на Новобронницкой улице, примерно в том месте сейчас находится предприятие «Галатея». Как и в других батальонах, учебные классы были в вырытых землянках. Находились они на территории, где в настоящее время здесь находится центральная котельная. Командир батальона был майор Базиленко, а его заместителем – капитан Олейник. Третий автобатальон был укомплектован в основном американскими машинами.

В 1943 году командир нашего автополка подполковник Петров вручил всему личному составу воинские погоны. А летом того же года полку вручили боевое Красное Знамя за отличную подготовку водителей-автомобилистов. Комполка было присвоено звание полковника, и был он отозван в Москву. На его место назначили полковника Колобушкина. Именно он 26 августа 1945 года от имени Президиума Верховного Совета СССР всему личному составу полка вручил медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг».

Надо сказать, что 11-й Отдельный учебный автомобильный полк за период своего пребывания в Бронницах подготовил не одну тысячу военных автомобилистов для фронта. Их обучили квалифицированному вождению на самых разных марках отечественных и американских марках машин. И таким образом, личный состав полка внес свой весомый вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков.

В июле 1946 года автомобильный полк был передислоцирован в г.Рыльск Курской области. А на следующий год его переименовали в школу автомобильных механиков №30 при в/ч 51173. Так что имеющийся военный опыт был в полной мере использован в подготовке кадров для развития армейской автотранспортной отрасли в послевоенный период.

В 1955 году решением советского правительства, во главе которого был Н.С.Хрущёв, школа автомехаников, как и многие другие подобные ей учебные части, была без всяких на то оснований расформирована. Знамя и заслуженный орден Красного Знамени были переданы в военный музей, а офицеры переведены по другим воинским частям. Опять таки, к слову, некоторые офицеры и военнослужащие 11-го полка после его расформирования возвратились в ставший родным маленький подмосковный городок, где успели обзавестись близкими людьми, семьями. Причем, кто-то из них продолжил армейскую службу на местном автомобильном полигоне, а после – на 21 НИИИ.

При этом отмечу, что я в дальнейшем не один год дружил и встречался со своими однополчанами, проживавшими в Бронницах. Это В.С.Меркулов, М.С.Трушин, И.А.Ярошевич, Г.С.Кульгейко, Н.И.Курицын, Л.В.Гришин, В.В.Васильев, И.М.Коваленко, С.А.Ручьёв, Е.Ф.Кобылянский, А.И.Смирнов , Н.К.Стельмах, А.И.Соколов. Все мои сослуживцы – ветераны полка и после военной службы сумели найти свое второе призвание в мирной гражданской жизни. Кто-то из них с честью проявил себя на руководящей работе, кто-то стал известным и уважаемым в городе человеком. И при этом все достойно воспитали своё потомство, обеспечили преемственность поколений. Значит, обо всех этих людях и о самом автомобильном полку останется добрая память. А это, на мой взгляд, совсем немало.

В завершение хочется поблагодарить дочь автора этого военного дневника – Марию Антоновну Пряхину (Киншт) за сохраненные и принесенные в редакцию «БН» рукопись текста воспоминаний и фотоматериалы, за сохраненную и достоверную память об 11-м Отдельном учебном автомобильном полку и о своем отце.
Воспоминания отредактировал Валерий ДЕМИН
Назад