ПОЛЫНЬЯ НА БЕЛЬСКОМ
133
Осенью, ближе к холодам, первым заморозкам и первому льду на наших городских водоемах, мне всякий раз вспоминается давний случай из послевоенного детства. Он связан с известной в Бронницах семьей Федотовых и нашими ребячьими забавами из того давнего времени. А еще в моем рассказе речь пойдет о том, как важно порой бывает вовремя помочь попавшим в беду людям, особенно если они еще совсем юные и не имеют никакого жизненного опыта…
Завершался октябрь 1948 года. После череды холодных дождей и обильных листопадов трава начала быстро желтеть, покрываясь по утрам белесым инеем. И вот уже в самом конце нашей подмосковной календарной осени в студеном воздухе медленно закружились на ветру легкие белые пушинки. А вскоре ударили первые морозы, и озеро Бельское, к которому выходил двор нашего дома, сковало первым льдом. Помню, он был такой гладкий и прозрачный, что, осторожно ступая по этому тонкому, будто стеклянному насту, можно было рассмотреть медленно плавающих под собой мелких рыбешек…
И хоть взрослые всякий раз отгоняли детвору от еще некрепкого льда, нас все равно в свободное от школы время неудержимо тянуло к замерзшему озеру. Многие, не чувствуя реальной опасности, беспечно съезжали на лед с высокого пологого берега, как с горки, на самодельных салазках… Впрочем, уже через неделю на дворе стало гораздо морознее, и лед на Бельском укрепился. В начале зимы мальчишки вовсю катались на «рулетках», а мы, девчонки, – на «леднях». Самые же смелые из нас выходили на прибрежный лед на простеньких коньках-«снегурках», прикрученных веревками с палочками к старым валенкам.
У меня коньков, к сожалению, не было. И как-то в субботу, прибежав из школы, я выпросила у мамы видавшую виды двухручную сенную корзинку для того, чтобы самой сделать себе «ледень» для катания. А после обеда до самого вечера занималась во дворе его изготовлением. На этот счет имелась целая домашняя «технология», которая позволяла из подручных материалов с применением воды и мороза сделать из корзины салазки. Завершив основной процесс, постелив на дно сена и привязав к ручкам веревки, можно было уверенно выходить на лед. Нынешней детворе, пожалуй, трудно понять все эти непонятные приготовления. Но в трудное послевоенное время наши родители просто не имели возможности купить настоящие санки или коньки на ботинках. Так что участвовать в зимних забавах каждому помогали смекалка и умение.
В воскресенье, спозаранку, быстро позавтракав густым овсяным киселем и предупредив маму, я выскочила во двор и, прихватив свой «ледень», уверенно направилась в сторону Бельского. Утро выдалось совсем безветренным, но уже по-зимнему морозным. Из труб деревянных домов на нашей Красноармейской улице былыми столбами поднимался вверх печной дым. На душе у меня было радостно и спокойно, и, казалось бы, ничто не предвещало беды...
На озеро к тому времени вышло уже немало моих бронницких ровесников, которые шумно скатывались с ледяной горки, подготовленной накануне. В их числе были и хорошо знакомые мне братья Федотовы. Старший – 14-летний Леня сначала возил на своей «рулетке» младшего 6-летнего Витю, катал его с горки, а после оба смело направились вдаль от берега…
Ни тот, ни другой, к сожалению, не знали и не заметили, что в одном месте Бельского озера, недалеко от известного всем островка, образовалась большая полынья. За ночь ее затянуло тонкой ледяной коркой и запорошило снежком. Может быть, одного маленького Витька тонкий лед и выдержал бы. Но вместе с рослым Леонидом их общий вес оказался критическим… Прозрачный наст сильно затрещал и проломился. Мальчишки оказались в студеной воде, а самостоятельно выбраться из полыньи не могли: лед вокруг нее был довольно тонкий и хрупкий. Старший из братьев пытался удержать младшего на поверхности и вытолкнуть его на твердый лед. Но при каждой попытке опереться на ледяную кромку она всякий раз обламывалась у них под руками...
«Помогите! Помогите!» – прозвучали над озером крики братьев, и призыв услышали все, кто катался в тот день у берега. Дети сразу позвали на помощь взрослых, и вскоре на берегу оказалась добрая половина жителей Красноармейской. Прибежали туда и солдаты срочной службы находящегося неподалеку автомобильного батальона. Однако, даже самые смелые из местных жителей не могли подобраться к находящимся в полынье братьям, чтобы сразу вытащить их из ледяной воды. Кто-то принес и бросил поближе к ним большую деревянную доску, а после один из солдат кинул в руки Леониду телефонный шнур. Он держал его зубами, чтобы не утонуть, а руками стремился усадить Витька на доску. Но быстро окоченевший мальчонка никак не мог на ней удержаться...
Все могло бы окончиться трагически, но создавшуюся ситуацию облегчил один из соседей семьи Федотовых (насколько я помню, С.Богомолов). Он со своего двора принес к Бельскому две деревянные лестницы, связал их веревками и протолкнул по льду – к полынье. Но ребята уже настолько ослабели, что даже не могли крепко держаться за эту конструкцию. Чтобы помочь братьям, по ней в полынью с веревкой в руках спустился один из находящихся на берегу солдат. Ему с трудом удалось затолкнуть окоченевшего малыша на лежащую у полыньи лестницу, держась за которую он дополз до более прочного льда. А после посиневшего от холода Витька за привязанную к поясу веревку подтянули к берегу. Но и сам солдат при этом сильно закоченел...
Чтобы помочь находящемуся в ледяной воде Леониду, в полынью по лестнице пришлось спускаться второму военнослужащему. Он сумел передать старшему брату конец веревки, и его удалось вытащить на берег. Причем, одна нога у спасенного из ледяной западни оказалась без валенка. Как видно, он слетел, когда тот усиленно барахтался в студеной воде... Таким же образом, при помощи лестницы и веревки другие спасатели помогли и первому, и второму, спустившимся в полынью солдатам… Я сама (тогда еще школьница) очень беспокоилась за попавших в беду мальчишек, за спустившихся в полынью солдат... Ведь после такой ледяной купели можно было надолго слечь в постель...
Помню, уже после того, как всех вытащили на берег, я побежала предупредить мать спасенных мальчишек о том, что их уже скоро доставят к дому. Бегу вверх по нашему огороду, а мне навстречу – быстро узнавшие про случившееся подружки. Вместе с ними моя двоюродная сестра и соседка Людка Ремизова. Я кричу: «Людка! Бежим быстрей к тете Марусе Федотовой: ее сыновья в полынью на озере провалились! Скоро они будут дома вместе со спасателями...»
А между тем ничего не ведавшая тетя Маруся пекла с утра в воскресенье вкусные пирожки с картошкой и ждала своих ребят к обеду. А вернулись они после происшествия уже в сопровождении взрослых людей: мокрого, окоченевшего Витька бережно принесла на руках соседка Федотовых – Вера Викентьевна Харламова, а Леньку без валенка на правой ноге вели под руки солдаты-срочники Бронницкого гарнизона. Когда оба сына оказались в доме, остолбеневшей от неожиданности матери велели найти водки или спирта для того, чтобы как следует натереть и самих вытащенных из полыньи мальчишек, и тех, кто их спасал. А потом, после того, как всех их растерли докрасна, тетя Маруся заварила для пришедших в дом чай с малиной, выставила на стол свои пирожки, от души напоила и накормила всех участников случившегося.
С той поры прошло ровно 70 лет. Уже нет на свете старшего из братьев Федотовых, давно ушла из жизни их мать, перенесшая немало тяжелых испытаний. Да и многие очевидцы этого происшествия в разные годы покинули наш мир. Но сколько бы ни минуло лет, одно из самых памятных воспоминаний послевоенного детства продолжает жить в моем сознании. Может быть, потому, что эта давняя история завершилась благополучным концом... Ведь мне до сих пор страшно представить то, как бы смогла пережить женщина, получившая похоронку с фронта на мужа-солдата, трагическую гибель своих сыновей в ледяной полынье... Но, как видно, на небесах есть справедливость, а на земле находятся хорошие, добрые люди, способные вовремя прийти на помощь тем, кто попал в беду.
Елизавета СМИРНОВА-ЛАТРЫГИНА
Назад