ДИРЕКТОР С ФРОНТОВОЙ ЗАКАЛКОЙ
0
513
В настоящее время наша редакция готовит к печати книгу воспоминаний одного из самых известных руководителей-производственников нашего города в советский период – А.Ф.Полковникова. Автор откровенно делится тогдашним положением дел в успешном, градообразующем по отношению к Бронницам, производственном объединении «Сельхозтехника» (СХТ). Он вспоминает свой сплоченный трудовой коллектив, который многие годы возглавлял, и наиболее достойных тружеников предприятия. С особым уважением в книге говорится о директоре торговой базы СХТ, в прошлом кадровом офицере-фронтовике, участнике Великой Отечественной войны Константине Григорьевиче ОДАРУЩЕНКО. В год 75-летия Великой Победы корреспондент «БН» решил подробнее рассказать об этом незаурядном человеке, которого ныне, к сожалению, уже нет с нами. Всеми необходимыми сведениями о бронницком ветеране с редакцией поделились его дети – тоже достаточно известные в нашем городе люди.

– Мой отец родился в 1926 году на Украине, в селе Частниковка Сенчанского района Полтавской области, – отвечает на мои первые вопросы сын главного героя этой статьи, полковник в отставке, бывший начальник 38-го ОПЗ Владимир Константинович Одарущенко. – Когда гитлеровская Германия вероломно напала на СССР, папе было 17 лет. Первым ушел на фронт глава семьи (мой дед) и через год погиб в бою. А после того, как в их село вошли германские солдаты, для жителей Частниковки началась трагедия оккупации. Фашисты бесчинствовали, грабили население, жгли хаты тех, кто им сопротивлялся, угоняли местную молодежь на работу в Германию.

Папе и его брату удалось спастись от этой тяжелой участи: немецкий офицер, который жил в их хате, предупредил мать о готовящейся облаве. Она спрятала своих сыновей в стоге сена… А когда в 1943 году Красная Армия освободила их родные места, отец, приписав себе год, вступил в ряды РККА добровольцем. Воевал в составе 1-го Украинского фронта, участвовал в освобождении территории СССР и стран Европы. Окончание войны встретил в Праге, в офицерском звании. За проявленные в боях отвагу и мужество был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги» и «За победу на Германией…», а в послевоенный период – орденом Отечественной войны II степени.

Как и многим настоящим фронтовикам, Константину Григорьевичу, как считает сын, было что рассказать о своём боевом прошлом на передовой. Но он не любил вспоминать о войне… Только однажды поведал родным случай, который произошел с ним, когда они в очередной раз прокладывали связь наступающим частям. На боевые задания (в то время еще сержант) Одарущенко всегда ходил со своим напарником. Интересно отметить, что однополчане над ними по-доброму посмеивались и балагурили: вот, мол, наши Пат и Паташонок… Константин то считался настоящим великаном – под два метра ростом, а вот напарник был лишь немного выше его пояса.

В тот раз они тянули телефонный провод на катушке через большое кукурузное поле. Дело было осенью, но урожай из-за боевых действий не убрали. Повсюду на высоких, крепких стволах торчали крупные початки. На двоих немцев они наткнулись неожиданно. Те, как видно, намеревались по-тихому разжиться здесь спелой кукурузой. Рослый Одарущенко, шедший впереди, среагировал на нежданную встречу моментально. Не поднимая автомата, он мощным ударом своего увесистого кулака сразу сбил фрица с ног… А после этого оба сильно испуганных вражеских солдата быстро бросились наутек…

Вернувшись с войны, бывший фронтовик, как рассказывает его сын, стал кадровым офицером. Многие годы служил в войсках спецсвязи в Магадане, затем – в Калининграде и возглавлял там крупную армейскую парторганизацию. Так уж сложилась его биография, что Константин Григорьевич не имел возможности получить необходимые знания в средней школе, а после – в офицерском училище. Хотя в силу своих способностей вполне мог бы стать образцовым старшим командиром, возглавлять большие воинские коллективы. Но, увы, недостаточный уровень образования помешал ему успешно продвигаться по службе.

Впрочем, как бы то ни было, офицер отдал армии большую часть своей жизни. Он многие годы жил и действовал по воинскому уставу и приказам своих армейских начальников. А это, безусловно, наложило свой отпечаток на его характер и мировоззрение, на отношение к порученному делу, к своим родным и друзьям. После вынужденной демобилизации из армии и переезда на жительство в наши края Одарущенко немало потрудился на руководящих постах в Ульянинской швейной фабрике и на Бронницком хлебозаводе. А с июля 1963 г. начался его основной жизненный этап – работа в СХТ.

– Отец пришел в этот трудовой коллектив, когда он назвался Люберецким районным объединением «Сельхозтехника», – продолжает Одарущенко-сын. – И был сразу назначен на ответственную должность директора торговой базы. В её задачи входило обеспечение подведомственных окрестных колхозов и совхозов всем необходимым для бесперебойной деятельности. Это новая землеобрабатывающая техника, оборудование для ферм, а также рабочие узлы, агрегаты к ним. Было в составе базы и подразделение по обеспечению всех хозяйств, находящихся в двух подведомственных районах, минеральными удобрениями и аммиачной водой. Для приема удобрений построили свои прирельсовые склады на железнодорожной станции «Бронницы» и в поселке Гжель, а ёмкости для хранения аммиачной воды – в селе Лопатино. Четкая и слаженная работа всех звеньев базы во многом зависела от умелого руководства ими.

Так что в СХТ в полной мере и проявились лучшие деловые качества моего отца. Бывая у него, я замечал, как много значит для него работа. Видел, как он общался с разными людьми, как уважительно относился к коллегам, как внимательно реагировал на все их обращения. Никогда не слышал, чтобы отец накричал на кого-нибудь из своих подчиненных. Он вообще никогда не говорил об окружающих людях грубо и плохо, тем более огульно и «за глаза». Более того, сразу резко пресекал тех, кто при нём злословил и сплетничал. Папа старался оказать помощь каждому, кто к нему обращался. Соответственно, и люди к отцу тянулись. Скорее даже, не как к парторгу и депутату, а как к честному, ответственному и неравнодушному человеку. Да и руководство, думаю, его ценило…

Судя по воспоминаниям его родных и близких, активная производственная и общественная деятельность у Константина Григорьевича всегда были на первом плане. Бывало, когда на предприятии случались авральные или иные сложные ситуации, он приходил домой только переночевать. Зачастую у него не было ни выходных, ни праздников в том смысле, что основную их часть он проводил не с домашними, а по месту работы или на общественном поприще. Это стало особенно заметным, когда Одарущенко вдобавок к его должностным обязанностям избрали секретарем партийной организации «Сельхозтехники», а в дальнейшем еще и депутатом Бронницкого городского Совета.

Причем, депутатом он избирался шесть созывов подряд. Конечно, в жизни и в трудовой деятельности Константина Григорьевича в «Сельхозтехнике не всё и не всегда складывалось гладко и успешно. На производстве, как и в быту, у него случались разные, в том числе и непростые, проблемные ситуации. Но, как бы то ни было, он всегда действовал без суеты, спокойно и взвешенно. Никогда не решал свои вопросы за счет окружающих людей или во вред им. Всегда и во всем стремился поступать честно, справедливо, как говорится, по совести.

– Помню, отец, бывало, приходил с разгрузки вагонов с удобрениями сильно уставший и весь в пыли, – вспоминает дочь ветерана, известный педагог, заслуженный работник образования Московской области Наталья Константиновна Одарущенко (по мужу – Романенкова), – На мой взгляд, ему, руководителю и уже немолодому человеку, пожалуй, было незачем самому участвовать в этом физически трудном деле. Но папа давно привык разделять все производственные дела и трудности с теми, кто работал рядом с ним. И ни при каких обстоятельствах даже не пытался использовать своё начальственное положение.

Мне он мало рассказывал о своей работе в Бронницкой «Сельхозтехнике». Но когда я повзрослела, то сама стала понимать значение этого предприятия для Бронниц. Ведь СХТ, особенно, когда им стал руководить А.Ф.Полковников, постоянно расширялась, а его коллектив активно участвовал в благоустройстве и развитии Бронниц. И я до сих пор горжусь тем, что во все преобразования, которые имели место в те годы, внёс свой вклад и мой отец. Да иначе и не могло быть! Ведь он принадлежал к поколению победителей и созидателей, которое жило интересами своего города, своей Родины. Это поколение не по принуждению и не напоказ, а по складу своего характера работало на износ, поднимало наше производство из послевоенных руин, строило, развивало, действовало на опережение…

И при этом Константин Григорьевич, как считает дочь, именно потому, что был представителем того самого военного поколения, категорически не признавал и не любил самолюбования, показухи, бахвальства. И другим не давал этого делать. В то советское время он даже в самом страшном сне не мог себе представить, что многие его потомки будут работать не на благополучие своих сограждан, а исключительно на личное обогащение, на свой рейтинг, на карьеру, на успешную отчетность… А еще директор базы СХТ, сам привыкший отвечать за свои дела и поступки, никогда не искал на стороне или наверху виноватых в тех недостатках, которые имели место в обществе в то время.

Несмотря на то, что пережил немало обид и несправедливостей, Одарущенко никогда не винил во всем (как это нынче принято) своих начальников, местную или верховную власть. Но, убежденный коммунист и настоящий гражданин СССР, он категорически не принял только начавшуюся уже на закате его жизни горбачевскую «перестройку». Словно, предчувствовал то, что эта, на первый взгляд, вроде бы внешне полезная идеологическая кампания, в конечном своём итоге приведет к развалу и уничтожению всего советского. Всего того, что он защищал от врагов на войне. Всего, во что он верил и ради чего жил.

А еще оба моих собеседника с радостью вспомнили о том, как по-настоящему весело Константин Григорьевич и приходящие к нему в гости друзья (среди них было немало и работников СХТ) отмечали советские праздники и разные памятные для них даты. Они всегда умели душевно общаться, находить интересные всем темы для застольного разговора, могли по-доброму веселиться. Но больше всего домашних восхищало то, как глава семьи и его гости умели петь. Сам Константин Григорьевич, не имея никого музыкального образования, обладал отличным слухом и голосом и замечательно исполнял многие русские народные и советские песни. И все участники застолья ему охотно подпевали…

Такие же душевные посиделки нередко организовались и в семейном кругу. Здесь вместе с отцом в полной мере проявляли свои способности и его очень музыкальные сын и дочь. Оба тоже прекрасно умеют петь, знают много хороших песен и мелодий да вдобавок отлично играют на разных музыкальных инструментах. До сих пор дожившие до пенсионного возраста дети бронницкого ветерана тепло вспоминают уютные совместные торжества с родителями за семейным столом. И пусть в тот период не было нынешнего продуктового изобилия, но зато они все, собравшись вместе, отдыхали душой, чувствовали свою общность, единство взглядов и интересов…

Константина Григорьевича не стало в 1987 году. Он, к счастью, не дожил до крушения и гибели Советского Союза, до катастрофического разрушения экономики страны и банкротства «Сельхозтехники», до гонений на КПСС, которой он отдал столько лет своей жизни. Трудно даже представить, как невыносимо тяжело было бы ему, идейно убежденному коммунисту, видеть всё то, что впоследствии произошло. Всё то, что пришлось пережить ветеранам войны и труда, всем советским гражданам в «лихие 90-е» и в период «дикого рынка»… И хоть позади уже треть века с той поры, как авторитетный ветеран, директор с фронтовой закалкой ушел в мир иной, ныне уже почтенные дети, взрослые внуки и даже подрастающие правнуки помнят его.

Более того, один из правнуков даже подготовил серьезную историческую работу об истории своей семьи и принял участие во Всероссийском конкурсе школьных генеалогических исследований на тему «Моя родословная». К слову, некоторые интересные сведения, приведенные там, были использованы в этой статье – за что юному исследователю большая благодарность от «БН»! Мне, автору этих строк, в этой связи подумалось: если бы все бронничане относились к памяти о своих родных и близких так же, как в этой семье, то в нашем городе не было бы забытых ветеранов войны и труда.

– Осмысливая сегодня личностные качества своего отца, я считаю, что он сумел добиться в своей, в общем-то недолгой жизни самого главного – уважения людей, – продолжает Наталья Константиновна. – А еще, на мой взгляд, папа в полной мере оправдывал свою звучную украинскую фамилию – Одарущенко. Он и в самом деле был от природы одарен завидной мужской статью и почти двухметровым, можно сказать, богатырским ростом, а также приятным, певческим голосом. Да вдобавок отличался добросовестностью, прямотой, бескорыстием, великодушием и щедростью. Он всегда жил своей работой и всегда больше заботился о своем коллективе, чем о себе.

Разве таких качеств мало для того, чтобы оставить о себе добрую и долгую память?! Наверняка, не забыт отец и многими дожившими до наших дней ветеранами Бронницкой «Сельхозтехники». Ведь когда папа умер, в последний путь его провожали почти тысяча человек – это не только его родные и близкие, друзья и соратники, но и немалая часть тогдашнего трудового коллектива СХТ. Впрочем, по моему убеждению, даже закончив свой путь на Земле, наш отец, представитель уходящего поколения победителей и созидателей, всё равно незримо находится рядом. Он остался жить во всём, что нам памятно, близко и дорого.

Воспоминания записал Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий