РОДОСЛОВНАЯ НА СТЕНЕ
0
571
Такие семейные фото на стене есть в домах многих пожилых бронничан. Рядом со старыми, потускневшими снимками красноармейцев в шинелях и девушек в одежде прошлого века – их взрослые дети, подросшие внуки и запечатанные в ламинат лица юных правнуков… Своя настенная родословная имеется и у супругов Кирилла Максимовича и Лидии Петровны МАСЛОВЫХ. Среди других в этой домашней галерее – особо памятный им снимок 1945 года. Первый – в их супружеской жизни… Нынешним мартом, когда после женского праздника, хозяйка дома вместе с родными и потомством будет отмечать свой 85-й день рождения, она, наверное, многое вспомнит, глядя на это фото на стене…
Лидия Петровна – коренная бронничанка. До войны семья Диановых жила в Пионерском переулке. Отец работал на оборонном заводе, мать была швеейнадомницей, а когда началась война, стала шить солдатские шинели. Братья – Борис и Николай, едва успев завершить школьную восьмилетку, добровольно ушли на фронт, воевали с немецкими фашистами и японскими милитаристами. В декабре 1942-го, окончив курсы медсестер при Бронницкой больнице, попала в действующую армию и 17-летняя Лидия. На подводах призывниц привезли на сборный пункт в Коломну, а в январе 1943-го направили в 542-ю отдельную медсанроту при 11-й артиллерийской дивизии резерва ВГК на 2-ой Украинский фронт.
– Дивизия, в которую вошла наша рота, воевала на Сталинградском фронте, – вспоминает Лидия Петровна. – Потери там были огромные. Артиллеристам доставалось больше всех: от перестрелок, от бомбежки, от танковых атак. Да и после Сталинграда мы, следуя за ними, во втором эшелоне, не сидели без дела: раненые на перевязку и обработку поступали постоянно... Когда же начинались большие наступления, живой, окровавленный “груз” с передовой шел к нам потоком. Работали круглосуточно. Сутками не выходили из операционных наши хирурги, буквально валились с ног и мы, медсестры, принимая раненых с передовой, готовя им места и оказывая первую помощь…
Уже давно ушло из памяти моей собеседницы название городка, где началась ее прифронтовая биография. Но она до сих пор помнит здание маленькой школы, заполненное поступившими к ним после тяжелых боев ранеными артиллеристами. Тех, кто не помещался в классах и коридорах, они клали рядами на расчищенном от снега школьном дворе… Подстилали большие охапки соломы, а чтобы солдатики не простыли, сверху тоже укрывали ими…
Прошли десятилетия, а у нее до сих пор перед глазами – восковые лица “тяжелых”, с черными обводами у глаз и потрескавшимися губами в твердых от запекшейся крови гимнастерках.. А разве забудешь крики и стоны солдат, их страшные, рваные раны от пуль и осколков, наскоро перевязанные на передовой… Многие все время просили воды, помощи, избавления от невыносимой боли… Рассказывая о пережитом, Лидия Петровна подоброму говорит о встретившихся ей на войне людях: о юных, как она сама, медсестрах, об уставших от недосыпания врачах, о хлопочущем командире роты…
Она уже с трудом вспоминает имена и события названия освобожденных сел и городов, через которые следовала их медсанрота… Слишком много лет прошло с той поры, слишком тяжелой и будничной была ее армейская молодость… Но даже за отрывочными воспоминаниями рассказчицы чувствуешь дыхание того сурового времени, крупицы его безжалостной правды. В повседневный быт юной медсестры сразу и надолго вошли холодные палатки”времянки”, тусклый свет “летучей мыши”… И постоянная близость чужой боли и страданий. Привыкнуть к этому было невозможно. Как и к соседству передовой, частым бомбежкам и смертям людей…
В бесконечных хлопотах Лида, бывало, даже не замечала день на дворе или ночь. Если же выдавался часокдругой отдыха – сразу забывалась тяжелым, но чутким сном… После войны она не один год переписывалась со своей подмосковной подругой – тоже медсестрой Клавой Ковалевой. Часто вспоминали в письмах пережитое: как в свои неполные восемнадцать жить по приказам, только заботами о раненых. Как со всем младшим медперсоналом приобщались к армейскому быту. Как в кровь, сбивая пальцы, вместе с санитарками и прачками стирали горы побуревшего от крови обмундирования. Ведь после стирки и штопки пострадавшая в боях солдатская одежда, как и сами раненые бойцы, после лечения, возвращалась “в строй”. Возвращалась, чтобы потом опять вернуться к ним – пробитой и окровавленной…
Но хоть порой девушек шатало от усталости, а руки разъедало от дегтярного мыла и щелочей, ломило от холодной воды, но никто из них не жаловался на злодейку-судьбу. Тяжкий труд женщин той поры был подчинен общей беде и общей цели – победить врага… Вот только изувеченные войной руки Лидии Петровне пришлось потом многие годы лечить от непроходящей экземы. …
Медсанрота все время следовала за своей дивизией и наступающим фронтом. По Украине, Молдавии – к границам страны. Потом были еще сотни километров по чужой земле – через Болгарию, Румынию, Венгрию и Чехословакию… Во время наступательных боев они, медсестры, все делали почти бегом. И не только потому, что их торопил жеский госпитальный “конвейер”. Спешить заставляли драгоценные минуты уходящей солдатской жизни: бойцов от ран в санроте гибло немало… Бывало, даже сквозь слезы, она, как могла, утешала тяжелораненых и умирающих. Чего это ей стоило, знают только те, кто сам прошел через такие муки… Для нее медаль “За победу над Германией в ВОВ 1941–1945 гг.” имеет реальную цену. Как и тысячи других медсестер, девушу наградили за самоотверженный труд в боевых условиях.
А майскую Победу Лида встретила в небольшом чешском городке и до сих пор помнит, как они радовались концу войны и строили немудреные планы на будущую мирную жизнь… Свое послевоенное женское счастье бывший санинструктор обрела с простым нижегородским парнемтрактористом, которого водительские путидороги привели в свое время в Бронницы. Кирилл тоже родом из солдатской семьи: на фронт ушли трое его старших братьев, двое из них геройски погибли на полях Великой Отечественной. Сам он тоже стремился на передовую, но судьба распорядилась иначе… Их призыв на подъезде к Москве высадили из воинского эшелона в лесу, под Балашихой. И сформировали из новобранцев армейский автобат. Когда получили “студебеккеры”, стали выполнять задания командования по перевозке различных грузов и военнопленных из прифронтовой зоны в глубокий тыл. А на завершающем этапе войны сержант Маслов в составе одной армейских “вертушек”, участвовал в вывозе нужных в то время нашей стране металлов из побежденной Германии. Тогда на переплавку оттуда отправлялось все – от танков до консервной тары…
Познакомились Кирилл и Лидия в 1945м в Бронницах. Он в то время служил испытателем на армейском автополигоне, а она работала заведующей архивом в городском ЗАГСе. Два молодых человека, переживших войну, немало повидавших и имеющих награды, сошлись, чтобы потом уже никогда не расставаться. Вскоре у Масловых появилась дочкапервенец, а еще через пять лет сын… К слову сказать, в дальнейшем оба супруга отработали в “оборонке” не одно десятилетие… А их семейный стаж почти равен юбилею Победы.
Сегодня, судя по снимкам на стене, у Лидии Петровны и Кирилла Максимовича уже взрослые, самостоятельные внуки. А не так давно появилась и любимая правнучка Алиса… С цветного портрета, улыбаясь, смотрит красивая девочка с чистыми глазами и нарядными бантами в волосах. Очень хочется, чтобы она, повзрослев, так же, как и старшие, дорожила этой домашней галереей на стене и берегла старые фотографии прабабушки и прадедушки, как память об уходящем в историю поколении победителей, как родословную своей семьи.
Валерий ДЕМИН

 

Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий