Надежда КОСИНСКАЯ: библиотекарь в солдатской шинели
0
1423
Библиотекарь – одна из самых доб­рых и мирных профессий. Но когда Родина в опасности, все граждане-пат­риоты, невзирая на возраст, профессию, национальность, встают на её защиту. Так было в прошлом, так происходит сейчас, и так будет в дальнейшем. В годы Великой Оте­чественной войны было немало примеров, когда те, кто трудился у библиотечных полок, и приобщал советских детей к чтению, без колебаний надевали солдатские шинели и шли защищать своё Отечество. Судьба нашей землячки и коллеги, сотрудницы Бронницкой детской библиотеки Надежды Ивановны КОСИНСКОЙ, ушедшей в годы войны добровольцем на фронт и погибшей в возрасте 19 лет, являет­ся тому доказательством. В канун Дня Победы мы посвящаем ей эту памятную статью.

Очень многое в характере, поступках и самом мировосприятии дети берут из своих родственных корней – от родителей, от их воспитания, от самой среды, в которой выросли. Все мы родом из детства. В этой связи, немаловажен тот факт, что Надежда родилась в 1924 г. в многодетной семье потомственного священника Троицкого храма с.Заворово Бронницкого уезда. У супругов Косинских было 8 детей – пять сыновей и три дочери. И хоть в те времена всем жилось нелегко, семья была дружной, дети с малых лет были приучены к труду и уважению к родителям. А ещё им всем прочно привили любовь к родной земле, стремление к знаниям, к справедливости и человеколюбию. Особое влияние оказывал на потомство сам глава семьи. О нем, кстати, уже рассказывалось в публикациях местных СМИ (В.Демин «Правда священномученика Иоанна»).

И в нашей статье этот мужественный человек и образцовый отец заслуживает отдельных слов. Иоанн Косинский (в миру – Иван Владимирович) – личность в среде многих подмосковных прихожан своего времени довольно известная. Он родился 12 апреля 1887 г. в Москве в семье протоиерея Владимира Алексеевича Косинского и его супруги Евдокии Федоровны. Судя по имеющейся информации, дедушка нашей героини в XIX веке был первым настоятелем и строителем каменного Иоанно-Богословского храма в с.Сынково Подольского уезда Московской губернии. В 1914 г. Владимир Алексеевич был рукоположен в дьяконы и в дальнейшем продолжал свой жизненный путь как священнослужитель. В 1928 г. его, как и многих священников, арестовали, а храм закрыли... Иван Владимирович пошел по пути своего отца. Окончил Перервинское духовное училище и с 1909 г. трудился учителем в одной из церковно-приходских школ. Мать Надежды Наталия Ивановна Косинская (в девичестве Иванова) появилась на свет в семье крестьянина с.Слободино Бронницкого уезда.

Читателям «БН» для понимания особенностей этой семьи и её дальнейшей нелегкой судьбы будет интересно узнать и о том, как в своё время встретились родители героини нашей статьи. Ведь их отношения по-своему повлияли на становление личности дочери. По воспоминаниям дочери Натальи Ивановны – Елизаветы, первое знакомство будущих супругов произошло так: «Двадцатилетним Иван Владимирович увидел свою будущую супругу и, узнав, что ей всего 13 лет, сказал: «Я дождусь…». И он сдержал своё обещание: в дальнейшем их судьбы соединились. Таинство венчания было совершено в 1914 г. священником Алексием Остроумовым в Иоанно-Богословской церкви с.Сынково Подольского уезда. Именно этот союз по любви, скрепленный на небесах, стал основой большой и дружной семьи.

Став священником, Иоанн Косинский вёл церковную службу в Сынково, Руднево, Сырьево и Сапроново. К слову, именно в д.Сырьево (нынешнего Наро-Фоминского района), судя по сведениям из областной Книги Памяти (том 22), в 1924 г. и родилась Надежда. Все местные прихожане почитали и заслуженно уважали умного, образованного и доброжелательного отца Иоанна. Но враждебно настроенная и непримиримая ко всем религиозным культам большевистская власть превратила жизнь и деятельность священника в сплошное испытание. Еще в 1919 г. дьякона Иоанна, как это практиковалось во время гражданской войны, насильственно мобилизовали в тыловое ополчение Красной Армии. А там, несмотря на его духовный сан, заставляли выполнять самые тяжелые земляные работы.

В 1920 г. в сане священника отец нашей главной героини принял службу в Троицком храме с.Заворово. Там же, судя по опубликованным в сети документам НКВД, он постоянно проживал вместе с семьей. В первый раз Иван Владимирович, как «враждебный элемент», был арестован в 1927 г. по статье, грозившей лишением свободы до двух лет. Его обвинили якобы в «присвоении с корыстной целью чужого имущества, вверенного для определенной цели…» Вина, понятное дело, была надуманной: судили за то, что продал собственную корову, которую местные власти описали в счет уплаты налогов. Чтобы опозорить священника перед людьми, его приговорили к одному месяцу исправительно-трудового лагеря. Через 3 года отца Иоанна вторично лишили свободы, обвинив в агитации против колхозного строя. Но это было только начало испытаний: гонения на церковь в стране нарастали с каждым годом. Так что шансы жить по совести и следовать своей вере у потомственного священнослужителя и главы большой семьи равнялись нулю.

В декабре 1937 г. местные милиционеры, бывшие ученики Ивана Владимировича, (в свое время он трудился учителем церковно-приходской школы), предупредили своего наставника о предстоящем аресте, посоветовали на время бросить службу и куда-нибудь уехать. Поблагодарив их за предупреждение, он сказал, что православному священнику и отцу семейства не пристало бегать и прятаться от власти. И поэтому никуда не поехал, а остался на своём месте. 26 января 1938 г. Косинского арестовали по доносу и заключили в Таганскую тюрьму в Москве. А через полмесяца он без суда и следствия, по ложному обвинению в «контрреволюционной агитации террористического характера среди населения и клевету против власти и ВКП(б)» был приговорен «тройкой» НКВД к высшей мере наказания. 26 февраля 1938 г. этот жестокий приговор привели в исполнение. Погребен расстрелянный священнослужитель в безвестной общей могиле на Бутовском полигоне под Москвой, где в 2002 г. был создан мемориальный комплекс. Только в январе 1989 г. И.В.Косинский посмертно реабилитирован. А в 2003 г. священномученик Иоанн (Косинский) был канонизирован Архиерейским собором Русской православной церкви.

Многие десятилетия спустя, рассказывая сотруднице нашей библиотеки о незаконно репрессированном главе большого семейства, брат Надежды – Алексей Иванович упомянул о немаловажном факте из трагической биографии своего отца. Перед гибельным для него арестом местные чекисты настойчиво предлагали священнику бросить церковную службу, пойти на работу диктором районного радиоузла и активно пропагандировать достижения советской власти. Конечно, при одном предварительном условии, если он сначала публично – в церкви и по радио отречется от своей веры, от Бога и признается в том, что многие годы обманывал народ, отравлял его сознание религиозным опиумом… Иван Владимирович в полной мере осознавал, какие последствия будет иметь его отказ, понимал, какая участь ждет его жену и детей. Но изменить своей вере и делу, которому служил, этот смелый, мужественный человек не смог. За свободу и жизнь ему предложили невозможно высокую цену...

После того, как единственный кормилец семьи навсегда сгинул в застенках НКВД, для 14-летней Надежды, как и для всех Косинских, настало очень трудное время: жить им, членам семьи «врага народа», было практически не на что. Да и помощи от запуганных чекистами односельчан ждать не приходилось. Чтобы не умереть с голоду, Наталья Ивановна вместе с потомством перебралась к бабушке (по материнской линии), в с.Слободино Бронницкого уезда. Также из воспоминаний Алексея Ивановича известно, что семье Косинских о казни Ивана Владимировича ничего не сообщали. Не одно десятилетие жена и дети, тоже находившиеся под милицейским надзором, по неведению считали, что он жив и находится в заключении. Они пытались добиться «права переписки», а в лучшем случае – свидания с канувшим в неизвестность отцом. Старший из сыновей якобы еще до войны писал даже наркому обороны СССР Ворошилову. Вот только правды и справедливости в то судьболомное и противоречивое время так и не удалось добиться.

Но время лечит даже самые тяжелые раны. И, как бы трудно ни жилось семье, никто из Косинских впоследствии не затаил злобы на советское общество из-за безвинно погубленного главы большого семейства. Повзрослев, все дети, в том числе и Надежда, стали порядочными, общественно активными гражданами своей страны, добросовестно трудились. А когда грянули «грозовые сороковые», старшие сыновья и дочь «врага народа» не стали прятаться за спинами других и добровольно ушли на фронт. Двое из них, подобно миллионам других россиян, безвозвратно сгинули в пожаре Великой Отечественной, один – прошел всю войну до Победы. Правда священников в большой семье Косинских после войны уже не было. Зато появились трактористы, водители, механизаторы и даже военнослужащие. К примеру, старожилы помнят брата Надежды – Алексея Ивановича Косинского, который честно прожил нелегкую жизнь. Он отслужил семь лет в Советской Армии, а после – долгие годы трудился водителем на 195-м заводе.

Продолжая рассказ о Надежде, скажем, что она, училась в бронницкой «красной» школе (ныне Гимназия имени А.А.Пушкина), как и старшая сестра Серафима, которая по окончании школы в 1938 г. осталась там работать делопроизводителем. Ученицей Надя была старательной, в отстающих никогда не числилась. Несмотря на своё, прямо скажем, не «пролетарское» происхождение, была принята в ряды комсомола и стала по-настоящему сознательным и деятельным членом ВЛКСМ. Где работала после окончания учебы Надежда – неизвестно. А в начале 1940 г. поступила на работу в Бронницкую детскую библиотеку. В то время её заведующей была настоящая подвижница библиотечного дела Варвара Дмитриевна Терещенко.

Безусловно, 16-летней героине нашей статьи очень повезло с наставницей. Бессменный на протяжении 50 лет руководитель библиотеки Варвара Дмитриевна, обучала юную сотрудницу не только особенностям работы с читателями, но и ещё многому, что присуще настоящему, любящему своё дело профессионалу. Как рассказывали знавшие Надежду местные жители, она была воспитанной, доброжелательной и отзывчивой девушкой, всегда готовой оказать внимание и нужную помощь. Детская библиотека, без всякого преувеличения, стала для неё вторым домом и местом приложения способностей. Надежда с большим старанием организовывала работу детских библиотечных кружков, участвовала в общественной работе. За открытый, веселый нрав и общительность молодого библиотекаря любили и коллеги, и маленькие книгочеи. Им она всегда помогала подобрать нужную для их возраста познавательную и художественную литературу, с готовностью рекомендовала полезные детские книжные новинки. Тянувшаяся к знаниям бронницкая ребятня охотно посещала кружки, которые вела Надежда Ивановна, с удовольствием слушала её интересные рассказы и книжные обзоры. Почти каждый, кто вспоминал и рассказывал о Надежде Косинской, непременно упоминал, какая она была красавица, представляя собой прекрасное сочетание внешности, ума и характера.

Надин брат Алексей Иванович (1929 г.р.) немало рассказал о своей сестре, и его воспоминания помогли составить более точный портрет нашей героини. «Мы с Надеждой были очень дружны, – вспоминал он. – Я был младше её на пять лет, и она с детства заботилась обо мне». Вспомнил он и случай с падением. На территории «красной» школы была угольная яма, и Надя по неосторожности провалилась в нее. При падении сильно ушиблась и надолго попала в больницу. Заботливый брат навещал её и приносил домашние пироги. «И что бы ни случалось в жизни, моя сестра никогда не опускала руки. Она была оптимисткой и внешне очень привлекательной и обаятельной девушкой. А еще она любила, когда мы всей семьей отмечали праздники. Однажды под Новый 1941-й год принесла домой целую охапку можжевельника, по-своему его увязала, украсила самодельными игрушками из цветной бумаги и получилась красивая ёлка. Она тогда не могла знать о том, что это последний мирный новогодний праздник и что с войны она не вернётся...»

Вероломное нападение гитлеровской Германии на СССР в корне изменило до­военную жизнь семьи Косинских. Два старших брата Надежды – Борис и Николай – воевали на передовой. Об боевом пути братьев и сестры Косинских подробно изложено в исследовании раменского поисковика-ветерана, полковника в отставке А.В.Горбачёва. Борис Иванович (1917 г.р.) защищал свою Родину в 19-м гвардейском воздушно-десантном полку. Боевое крещение принял на Северо-Западном фронте. В дальнейшем пять раз был ранен. После тяжелого ранения в августе 1943 г., его официально объявили убитым и якобы похороненным у д.Деревково Старорусского района, тогда Ленинградской (ныне Новгородской) облас­ти. Но он выжил и снова вернулся в строй. Воевал в 197-м гвардейском стрелковом ордена Кутузова полку 64-й гвардейской стрелковой Красносельской дивизии. И впоследствии был представлен к государственной награде. В представлении изложено, что он – участник семи боевых операций в составе данного полка. Например, в бою в районе Бодземи Латвийской ССР при отражении контратаки, подпустив поближе группу немцев, уничтожил их автоматным огнём. Был ранен, но с поля боя не ушёл. За проявленное мужество и отвагу был награжден орденом Славы III степени. День Победы Борис Иванович встретил под Кенигсбергом и вернулся живым. После войны многие годы трудился в колхозе «Борец».

Второй брат Надежды – Николай Иванович (1919 г.р.) был призван в Красную Армию 20 июня 1940 г. В Книге Памяти записано, что молодой красноармеец воевал в 297-м артиллерийском полку 70-й стрелковой ордена Суворова дивизии. На начало войны эта дивизия дислоцировалась в Ленинграде и насчитывала в своём составе около 14 тысяч человек, 200 орудий и миномётов. Была включена в состав Лужской оперативной группы с задачей обороны южных подступов к городу на Неве. В августе 1941 г. дивизия попала под мощный удар противника и к середине месяца вместе с другой стрелковой дивизией оказалась в окружении. В этих тяжелейших оборонительных боях на Лужском рубеже, судя по всему, и погиб (а по документам пропал без вести) командир расчета артиллерийского орудия, 22-летний сержант Николай Косинский.

Как и её братья, Надежда не могла оставаться дома, когда гитлеровские войска стремительно наступали. Молодой библио­текарь после начала войны написала заявление в местный райком ВЛКСМ и добилась добровольной отправки в действующую армию. Она, несмотря на юный возраст, была вполне подготовленной к службе. Так считает поисковик А.В.Горбачёв. Он обратил внимание на следующий факт. На одном из довоенных фотоснимков Надежда запечатлена в берете, на который приколота петличная эмблема кадрового состава Осоавиахима. Это Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (предшест­венник ДОСААФ), одним из районных подразделений которого был Раменский аэроклуб. Возможно, Косинская была его учлётом (курсантом лётной секции аэроклуба). Поскольку учлёты не состояли в кадрах Осоавиахима, форменная одежда им не полагалась. А приколов эмблему, Надя обозначила свою принадлежность к занятиям в авиаклубе.

Как отметил А.В.Горбачёв, «в 1930-х годах Осоавиахим не был «кружком по интересам», а являлся, образно говоря, учебным центром по массовой подготовке в стране парашютистов, лётчиков, авиатехников, снайперов, санинструкторов, радистов, кинологов... Перед войной через Осоавиахим прошёл почти весь лётный состав военной авиации. Его инструкторы, как и военные летчики, носили форму с особыми петлицами. Так что петличная эмблема на Надином берете не просто украшение, а предмет её гордости. Как видно, наша героиня была не только добродушной и общительной, но и настойчивой. Ведь клеймо дочери расстрелянного «врага народа» было серьёзным препятствием в жизни. Но она добилась принятия в аэроклуб, если такое предположение верно. С началом войны женщины под мобилизацию не подпадали, за исключением военных медиков, их начали призывать только весной 1942-го. То есть в 1941-м на фронт шли только добровольцы по партийным или комсомольским путёвкам. Видимо, что всё-таки какую-то военную подготовку в системе Осоавиахима Надя получила…»

Однако, трудно поверить, что девушка, которой не исполнилось 18 лет, сразу попала на передовую. Хотя после огромных потерь РККА в начале войны весь мужской персонал, служивший в штабах фронтовых воинских частей, отправили в окопы. А их место должен был занять способный к штабной службе женский пол. Как свидетельствуют документальные источники: «Именной список безвозвратных потерь №7 за период с 10-15 октября 1943 года» наша землячка проходила службу в качестве писаря штаба 119-й гаубичной артиллерийской бригады большой мощности. Думается, что направили Надежду на такую должность ещё и благодаря её библиотечному профилю, чёткому почерку и умению правильно излагать мысли на бумаге. Понятно, что писарь – работник штаба, но на войне безопасных мест не бывает. Тем более, если учитывать тот факт, что артиллерийские штабы всегда располагаются вблизи передовой.

В 3-м томе Книге Памяти «Солдаты Победы города Бронницы» изложено, что Н.И.Косинская вначале служила в одном из подразделений 33-й армии. Армию сформировали в июле 1941 г. в Московском военном округе, и она входила в Можайскую линию обороны. Причем с 3 октября того же года в составе фронта армия участвовала в исторической Московской битве, а после – в жесточайших Ржевском и Вяземском сражениях. В феврале–начале июня 1942 г. армия вела упорные бои (в т.ч. в условиях окружения) в районе Вязьмы (Ржевско-Вяземская операция 1942 г.). В последующем в составе Западного, 2-го, 3-го и 1-го Белорусских фронтов участвовала в Ржевско-Вяземской операции в 1943 г., Смоленской, Белорусской, Варшавско-Познанской и Берлинской наступательных операциях. Войска армии участвовали в освобождении городов: Наро-Фоминск, Боровск, Верея, Вязьма, Спас-Деменск, Починок и других. Понятное дело – штабные писари не воюют в окопах. На фронте – у каждого своё предназначение. Но командные объекты артиллеристов и их персонал не были защищены от авиаударов и артобстрелов. Трагическая гибель Надежды Косинской и многих её сослуживцев от вражеской бомбежки в полной мере убеждает в этом. Изучив «Журнал боевых действий», рассек­реченный в соответствии с приказом Министра обороны РФ от 8 мая 2007 г. №181 «О рассекречивании архивных документов Красной Армии и Военно-Морского Флота за период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов», мы выяснили, что в октяб­ре 1943 г. 119-я Гаубичная Артиллерийская бригада вошла в состав 33-й армии Западного фронта. А 12-13 октября под д.Ленино вместе с 1-й Польской пехотной дивизией имени Тадеуша Костюшко вступила в бой против немецко-фашистских захватчиков.

После пятиминутного артобстрела немецких позиций, поляки начали атаку. Батальоны первого эшелона шли на немецкие траншеи цепями, и смогли занять переднюю линию. Высоты на участке наступ­ления по несколько раз переходили из рук в руки. Около полудня, когда распогодилось, появилась немецкая авиация. Самолёты Ю-87 и Ю-88 начали атаки на польскую пехоту, лишённую зенитного прикрытия, заходя группами по 12-24 машины. К 11.00 в бой вступили польские танки. Однако из-за плохого качества переправы, реку удалось форсировать только двум танкам из всего полка. Остальные увязли в болоте. Таким образом, дивизия лишилась танковой поддержки. В 14.00 польское наступление было остановлено, и начались схватки за удержание занятых позиций. Противник оказывал сильное огневое сопротивление. Авиация группами от 6 до 38 самолетов днём бомбила боевые порядки и ближайшие тылы войск нашей армии.

В результате массированного бомбового удара немецкой авиации по расположению штаба бригады, немало находящихся там военнослужащих были убиты или получили ранения. В их числе оказалась и героиня нашей статьи, которую смертельно ранило осколком авиабомбы. В донесении о безвозвратных потерях бригады, местом её захоронения указана отдельная могила на северо-восточной окраине д.Чистики (ныне уже не существующей) Горицкого района Могилевской области Белоруссии. Согласно данным паспорта вышеназванного воинского захоронения 3491, там, под номером 102, числится красноармеец Н.И.Косинская. Ближайшей родственницей, кому было отправлено извещение о смерти, записана сестра погибшей Серафима Ивановна Косинская, проживавшая по адресу: Московская область, г.Бронницы, ул.Кожурновская, дом 28. В настоящее время имя нашей землячки увековечено на мемориальной плите павшим воинам в деревне Старина того же Горицкого района.

… Время неумолимо отсчитывает уходящие в прошлое недели и месяцы, годы и десятилетия. В этом году исполнится ровно 80 лет со времени трагической гибели бронничанки Надежды Косинской, а в следующем – уже 100 лет со дня её рождения. Только невозможно представить в столь почтенном возрасте девушку, которая навсегда осталась 19-летней. Она вполне могла уцелеть, не покидая Бронницы, но твердо выбрала для себя иную, очень короткую военную судьбу. Понимая особое значение родной истории, величие подвига солдат Великой Отечественной, мы, бронницкие библиотекари, с уважением и глубокой благодарностью вспоминаем погибшую на той далекой войне свою землячку и коллегу. А мне, когда думаю о ней, приходят на ум строки известной советской поэтессы-фронтовика с такой же нелегкой, трагической судьбой Юлии Друниной: «Смотрю назад, в продымленные дали: Нет, не заслугой в тот зловещий год, А высшей честью девушки считали Возможность умереть за свой народ!».
Ж.В.ТИМОФЕЕВА, завотделом «Библиотечно-информационного и досугового центра»

В статье использована информация из открытых источников «Память народа», «Герои Беларуси», воспоминаний А.И.Косинского, исследования А.В.Горбачева «Косинские: солдаты веры и Отечества!», биографической базы данных «Духовенство русской православной церкви», документальные сведения из фондов архивного отдела администрации г.о.Бронницы и фотографии из семейного архива Косинских.
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий