А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?
305
История эта случилась в июле-августе 1968 года. В Бронницах тогда на полную мощность работала швейно-галантерейная фабрика (в наши дни в этих зданиях находится бизнес-центр на ул.Красной).

В народе швейно-галантерейную фабрику прозвали «инвалидкой», так как фабрика давала работу инвалидам, которых в послевоенные годы было много. Большинство из них трудилось на дому. Они плели популярные в то время авоськи, собирали цепочки, делали другую работу. А еще на фабрике был швейный цех, где работала швеёй-мотористкой моя мать.

В детский сад я ходил мало, так как сильно не любил это заведение, а посему много времени проводил с дедушкой и бабушкой. И такое времяпровождение не сродни нынешнему! У дедушки с бабушкой семья была большая. Забот хватало. Вели они и домашнее хозяйство – держали корову и поросёнка, для которых надо было заготовить корма, накосить сено. Меня, шести-семилетнего пацана, они часто брали на такие работы. И я видел, как в пойме Москвы-реки, на выделенном городской администрацией участке, сажали кормовую свеклу, морковь, капусту, картошку. За сеном отправлялись в лес, в район села Бисерово. Это сейчас поля зарастают бурьяном, а тогда ценился каждый подходящий для покоса участок. Но и его надо было отработать.

В ту пору восстанавливались окрестные леса, вырубленные на дрова во время Великой Отечественной войны. Делянки засаживались лиственницей. И пока дедушка с бабушкой и младшими дочерьми трудились, я объедался земляникой, которой на вырубках было полно. Но в один из погожих дней я, видимо, перегрелся на солнышке, и меня оставили дома. По этой причине матери пришлось взять меня с собой на работу. Она договорилась с директором фабрики, что какое-то время я буду с ней.

На фабрике мне всё было интересно! Швейный цех казался мне огромным, шумным и разноцветным от обилия ситцевых тканей.

В то самое время, когда моя мать была вынуждена брать меня с собой на работу, на фабрике менялись пропуска. От матери требовалось принести фотографию для пропуска. А я задался вопросом: «Если моя мама будет проходить на фабрику по пропуску, то как я буду проходить? Значит, и мне нужно сделать пропуск». И я со всей мальчишеской прямотой выложил свои соображения директору фабрики. Директор, надо отдать ему должное, не отмахнулся от моей просьбы, а на полном серьёзе оформил мне пропуск с печатью и фотографией. Напротив строки с названием «должность» было записано: мальчик!

Я очень дорожил этим пропуском. И многие годы он хранился в нашей семье. Но, как это часто бывает, со временем где-то затерялся среди прочих бумаг...
Андрей КУЗНЕЦОВ
Назад