Анатолий ПОЛКОВНИКОВ: «КАК МЫ СДАВАЛИ ЭКЗАМЕНЫ В НАШЕМ МАДИ»
491
Нынешний год – юбилейный для Бронницкого филиала МАДИ, история которого началась 60 лет назад. Его открыли осенью 1959 г. по инициативе тогдашнего научно­исследовательского института (НИИ­21) Минобороны и на его базе. Был организован филиал факультета «Автомобильный транспорт», где в вечерней форме велось обучение по специальности «Автомобили и автомобильное хозяйство». Оглядываясь на пройденный путь, каждый вуз по праву гордится своими выпускниками, ставшими отличными инженерами и крупными руководителями. Один из таких студентов первых наборов Бронницкого филиала МАДИ, завершивший учебу с отличием, – хорошо известный многим горожанам старшего поколения Анатолий Федорович ПОЛКОВНИКОВ. В дальнейшем красный вузовский диплом помог ему стать самым успешным директором градообразующего предприятия «Сельхозтехника» и в этом качестве очень многое сделать для развития нашего города. Сегодня редакция «БН» публикует воспоминания именитого ветерана, почетного гражданина г.Бронницы о том, как в далекие 60­е годы он вместе со своим закадычным другом сдавал экзамены тогдашним преподавателям филиала...

Я поступил на вечерний факультет нашего филиала МАДИ осенью 1961 года. Мне тогда было 24 года. А еще именно в то время я познакомился с уникальным человеком – сотрудником НИИ­21 Валерием Вильсоном. С ним мне довелось не один год вместе учиться и показывать полученные знания на экзаменационных сессиях.

Надо сказать, что мой друг был, что называется, автомобилист от Бога, не раз участвовал в различных гонках и даже в автородео. Он отлично разбирался в любой движущейся технике до последнего винтика. Мог своими руками разобрать, собрать и отрегулировать любой отечественный автомобиль или мотоцикл.

Но вот беда: в отличие от практики автодела, в теоретических вопросах у Валерия был большущий провал. Так что мне всякий раз во время сессий приходилось оказывать ему дружескую помощь. Но то, о чем я хочу рассказать, случилось уже на 3­м курсе нашего обучения на факультете «Автомобильный транспорт».

Накануне сессии меня неожиданно вызвала к себе руководитель нашего филиала – Любовь Яковлевна Гинзбург­Морозовская. Направляясь к ней, всё время думал: какова причина, в чем же я мог провиниться? А войдя в кабинет, услышал следующее:

Анатолий Федорович, если очень постараетесь, то у вас есть реальная возможность завершить учебу у нас с красным дипломом. Что вы на это скажете?

Признаюсь, прежде я о такой перспективе не задумывался, хотя оценки в основном получал отличные. Но при этом успел нахватать и четверок по таким дисциплинам, как политэкономия, история и другие гуманитарные науки. Но Любовь Яковлевна в довольно настойчивой форме посоветовала мне для престижа всего курса очень постараться и изрекла:

Вам теперь нужны только отличные оценки. Четверок больше получать никак нельзя!

«Ничего себе – задачка!» – подумал я. Но оспаривать такое пожелание не стал.

И вот на зимней экзаменационной сессии мне сразу пришлось как следует побороться за свою пятерку. Первый экзамен был по начертательной геометрии. В нашей студенческой среде в ходу была своя шутка­вопрос про этот предмет: «На черта, мол, он нужен?!» К экзамену готовились вместе с вышеназванным дружком Валеркой и пришли вместе с ним. Пока я ему по возможности что­то пытался подсказать по билету, у меня самого уже не осталось времени на подготовку.

Я бегло посмотрел задания и решил, что все же сумею с ними справиться. А тут еще (как на беду!) к нам на экзамен приехал из центрального столичного МАДИ сам проректор. Он, кстати, преподавал там этот предмет...

При ответе, признаюсь, я всё­таки допустил пару­тройку ошибок.

Ну, что, четверка, – изрек преподаватель. А я ему зачетную книжку не даю. Отмечу сразу: свою зачетку после беседы с Морозовской просто не стал класть на стол и на экзаменах держал при себе.

На такую оценку я не согласен! – удивил я экзаменаторов. – Лучше в следующий раз приду сдавать...

Это у нас самый отлично успевающий студент! – объяснила ситуацию присутствовавшая в аудитории Любовь Яковлевна.

Ну, раз самый­самый, то тогда, пожалуй, сможет ответить и на мой дополнительный вопрос, – сразу среагировал проректор.

Дословно суть того задания уже не помню (полвека прошло!) Но звучало оно примерно так: Гагарин – в космосе, Земля вращается, и мне нужно было точно рассчитать, в каком конкретно месте окажется в определенное время первый космонавт. Не без усилий, но эту задачу на сообразительность я решил, и свою пятёрку заработал. Да и сессию эту сумел сдать на отлично.

Спустя некоторое время, уже на следующем курсе, мой друг Валерка накануне зимней сессии вдруг сказал мне:

Если сдадим экзамены досрочно, то есть возможность бесплатно отдохнуть на грузинском горнолыжном курорте в Бокуриани. С преподавателями насчет сдачи можно договориться... Готов ли ты к такому варианту?

Спрашивая, он понимал, что мне при этом надо еще и получить только пятерки. Что же касается умения договариваться и налаживать полезные контакты, то у Валерия в таком деле был талант. Я, немного подумав, согласился...

Первый досрочный экзамен, который нам предстояло сдать, был по технологии. Пришли мы к преподавателю (он в отдельном домике жил). А во дворе у него стоял старенький «Запорожец» (еще самой первой «горбатой» модели). И, зная о Валеркиных ремонтных способностях, наш экзаменатор сразу посетовал: «Не заводится что­то у меня машина...»

Взглянув на застывшее авто, сразу мы оба сообразили: виной всему – конденсат! Открыли капот и увидели маленькую сосулечку на изогнутом бензопроводе. Быстро удалили её, но этим не ограничились. Чтобы добавить значимости содеянному, вдобавок еще почистили клеммы, подтянули ремень генератора...И таким образом изобразили некий объем выполненных ремонтных работ.

Какие оценки вас устроят? – спросил благодарный экзаменатор.

Валерий сразу согласился на четверку, а я, конечно, затребовал пятерку. Когда в зачетке появились желаемые оценки, мы, сознавая то, что успешная и плодотворная практика важна не меньше теории, с победным видом удалились.

На следующем экзамене по электротехнике и оборудованию всё было уже по­иному. Принимал его очень серьезный и дотошный преподаватель филиала (к сожалению, ушедший из жизни) Н.К.Лавренченко. Он степенно извлек из своего портфеля экзаменационные билеты и ровно разложил их на столе: «Берите!»

Мы, не колеблясь, взяли. В билетах – по два вопроса и задача. Расклад был такой: если решишь задачу – тройка обеспечена. Хочешь больше – отвечай на дополнительные вопросы. Мне было проще: до призыва в армию, кончил техникум электрификации. А вот по Валеркиному лицу я сразу понял: ему нужна помощь. Но все мои попытки были пресечены строгим экзаменатором под угрозой удаления из аудитории. Мой друг, отвечая по билету, выслушав немало замечаний, с трудом сдал на тройку.

Настал мой черед. С билетом я справился и на вопросы ответил. Однако, памятуя о пожелании руководства, от предлагаемой четверки (к удивлению Н.К.Лавренченко) отказался. Тогда последовала еще целая серия вопросов по всему содержанию курса. Словом, свою пятерку я заработал нелегко, но честно, без малейших поблажек.

Следующий экзамен по теории автомобиля оказался еще более трудным. Учебник курса небольшой, но буквально весь заполнен формулами и вычислениями по сопротивлению, движению, качению и т.п. Да и сам преподаватель (светлая ему память!) П.В.Аксенов – очень серьезный, педантичный и неулыбчивый человек. Он раздал нам билеты, а сам сел играть со своим приятелем в шахматы здесь же, в аудитории.

Мы взяли билеты, сели, готовимся. Подсказать Валерке и в этот раз было совершенно невозможно: его посадили далеко от меня. Осложнило ситуацию и то, что наш экзаменатор тем временем проиграл шахматную партию сопернику и очень сильно расстроился. В итоге мой друг этот экзамен досрочно сдать уже не смог…

Мне же пришлось изрядно попотеть, чтобы сначала добиться четверки, но мне этого было мало. А экзаменатор уперся: стал пенять на мои ошибки и неточности в ответах. В итоге досрочная сдача не получилась и у меня. Так что ожидаемая поездка в Бокуриани у нас, что называется. «накрылась медным тазом».

А учебник по теории автомобиля я за оставшиеся до сессионных экзаменов две недели проштудировал «от и до». Ожидал долгого собеседования, но, к моему сожалению, экзаменатор задал мне всего один­единственный простенький вопрос и поставил пятерку. Я, помню, так расстроился, что даже не остался с сокурсниками на традиционный «обмыв» сданного экзамена.

Дальше мы сдавали сессии все более уверенно. А, если говорить лично обо мне, то преподаватели, взглянув на мою зачетку, уже понимали, что четверкам там не место. Но мне, тем не менее, зачастую приходилось все же доказывать это своими знаниями предметов. А когда моим экзаменатором по такой дисциплине, как ремонт автомобилей, стал тогдашний начальник 21 НИИИ, генерал А.В.Руненков, понадобились особые усилия.

Во время сдачи мы, что называется, не сошлись мнениями по одному важному, на мой взгляд, вопросу. Экзаменатор стоял на том, что я не разобрался должным образом в теории, и пытался поставить мне четверку. Но зачетку я ему так и не подал. Пришлось пересдавать предмет другому преподавателю, который хорошо знал меня, уровень моих знаний и по достоинству оценил.

Что же касается предмета нашей экзаменационной дискуссии, то тогда, во время учебы, мне не удалось доказать своенравному генералу свою правоту. Однако, гораздо позже, когда стал полноправным руководителем Бронницкой «Сельхозтехники», я успешно внедрил методику ремонта машин, которую отстаивал, сдавая предмет, в практику работы предприятия.

Так, год за годом мы с Валерием шли к своему студенческому финишу. Мне же, кроме экзаменов, нужно было еще и свою дипломную работу защитить тоже на отлично. А там всё гораздо сложней, там – комиссия. Но мне и это, к счастью, удалось: и свой выпускной диплом по теме «Газотурбинные двигатели 30­тонных автомобилей» достойно представить, и на все вопросы членов комиссии убедительно ответить. Помогли не только хорошая подготовка, но и то, что наш отдел в институте очень обстоятельно занимался этой темой.

Словом, надежды, которые возлагало на меня руководство филиала, я оправдал. И свой красный диплом инженера­автодорожника получил.

Сегодня, вспоминая те давние годы своей учебы, отмечу и то, что Бронницкий филиал МАДИ был тогда, что называется, в чести у многих горожан и пользовался большой популярностью. Не было недостатка ни в студентах, ни в преподавателях. Причем, учебные предметы преподавало там немало достойных и известных в Бронницах людей. Больше всего сделали для организации и развития нашего филиала офицеры и служащие 21­го НИИИ. Только в период с 1959 по 1971 гг. в учебной деятельности филиала приняло участие около 80 опытных сотрудников института. Каждый из них внес свой вклад в нужное дело подготовки квалифицированных специалистов­автодорожников.

А полученное в своем родном городе высшее образование открыло нам, еще сравнительно молодым людям, дорогу к дальнейшему профессиональному росту и служебному продвижению. Так что, встречая сегодня этапную дату – 60­летие со времени образования Бронницкого филиала МАДИ, хочу добрым словом вспомнить всех, кто стоял у истоков этого учебного заведения, кто год за годом повышал его деловой престиж. Честь и хвала всем нашим преподавателям, огромная благодарность от нас, выпускников, за полученные знания!

Воспоминания записал Валерий ДЕМИН
 
Назад