БРОННИЦКИЙ МУЗЕЙ: ПОИСКИ И НАХОДКИ
  • Захоронения Декабристов
    Захоронения Декабристов
  • Памятник И.И.Пущину
    Памятник И.И.Пущину
  • Голова в фас
    Голова в фас
  • Титульный лист
    Титульный лист
118
Как известно, исследовательская и поисковая работа – одно из важнейших направлений деятельности Музея истории города Бронницы. За последний период его специалистами в ходе архивных изысканий был обнаружен целых ряд интересных находок. О некоторых из них наш сегодняшний рассказ.

У Собора Михаила Архангела есть некрополь. Здесь покоятся: Иван Александрович Фонвизин, его жена, дочь и сын, Михаил Александрович Фонвизин и Иван Иванович Пущин.

Надгробные памятники семьи Ивана Александровича Фонвизина сохранились. Единственная утрата – овальная икона (или портрет) Александра – сына И.А.Фонвизина. Братья Фонвизины, Михаил и Иван, покоятся под одним памятником – под распятием Христа. Он дошел до нас со времени установки. А у Ивана Ивановича Пущина памятник был другой. Тот, который стоит над могилой, был установлен к 100-летию со дня смерти И.И.Пущина. Но, по воспоминаниям старожилов, на этом месте стоял коленопреклоненный ангел. Нужно было найти изображение надгробия в живописном или в фотографическом исполнении, ведь мы должны знать свою историю.

Начались поиски. Был просмотрен весь фонд фотографий, имеющихся в музее г.Бронницы. Спрашивали у жителей, нет ли у них интересующей нас фотокарточки. Но те, кого мы опросили, снимков первого памятника И.И.Пущина не имели.

Однако вскоре нам повезло: коленопреклоненный ангел был обнаружен в одной из книг. В 1928 году был издан труд историка, профессора А.И.Некрасова под названием «Города Московской губернии». Это была его большая научная искусствоведческая работа. Издал книгу Московский Государственный университет. В ней-то мы и нашли фотографию первого памятника, который поставила Наталья Дмитриевна Фонвизина. О надгробии А.И.Некрасов написал так: «Под мраморным ангелом погребен … декабрист и друг Пушкина, Иван Иванович Пущин (1798-1859 гг.). …Белый мраморный ангел могилы Пущина ближе к традиции стиля ампир». К сожалению, не очень хорошее качество и маленький размер фотографии не дают возможности сделать большой четкий снимок.

Когда и кому Наталья Дмитриевна заказала этот памятник? Документов, свидетельств пока не найдено. Есть устное сообщение нашего известного историка и археолога И.Л.Черная о том, что ангел был заказан в Италии и сделан из каррарского мрамора. Откуда он почерпнул эти знания, ученый не сообщил. Но зато мы узнали дату установки памятника из писем, адресованных Е.П.Нарышкиной. Они хранятся в Рукописном отделе РГБ. В одном из них Наталья Дмитриевна пишет: «20 июня. 1863 года. Москва. – Я ездила в Марьино для постановки памятника на могилу Жана. Памятник вышел очень хороший. И хотя …он и велик, но перед крестом не кажется громадным».

В РГБ сохранилось 19 писем Н.Д.Фонвизиной на 38 листах. И только в одном из них вдова Пущина упоминает о памятнике. Возможно, другие письма, адресованные Елизавете Петровне, в которых могла быть информация о надгробии, не сохранились или находятся где-то в другом месте. А может, описание памятника есть в ее письмах, адресованных другим декабристам? Нужно продолжать поиски. Но, по крайней мере, мы теперь знаем дату установки памятника Пущину. Учитывая, что письмо к Елизавете Петровне Нарышкиной было написано 20 июня 1863 года, можно предположить, что памятник был установлен в мае-июне того же года.

Поиски изображения коленопреклоненного ангела продолжились в музее архитектуры им. А.В.Щусева. Нам повезло. В его фонде музея мы обнаружили фотографии разбитого памятника Пущину – ангел без головы, отбитые ноги, крест, металлический каркас крыши от надгробной беседки, обломки постамента. Этим фотографиям более 70 лет. Можно предположить, что снимки были сделаны в конце 1940-х – начале 1950-х годов. На эту мысль наводит сохранившийся в городском архиве документ, датированный 21 августа 1952 года. Это протокол №13 заседания Исполкома Бронницкого городского Совета депутатов трудящихся. На нем рассматривался вопрос «О ремонте здания Исторического Памятника Архитектуры».

Доклад о ходе ремонта делала директор Заготзерно тов.Иванова. Заслушав ее сообщение, члены горсовета указали директору организации, арендовавшей здание церкви во имя иконы Иерусалимской Божией Матери под зернохранилище, на ненадлежащее содержание памятника архитектуры. Те же нарушения по эксплуатации собора Михаила Архангела были отмечены на заседании исполкома. Напомню, в те годы в соборе располагался филиал областного архива, заведовала которым товарищ Кирилова. В частности, в документе указано, что «крыша не ремонтируется и не красится, водосточная труба и желоба разрушены, фундамент не ремонтируется, стекла выбиты, входные тамбура уничтожены, дверные ручки и др. отсутствуют». И если так плохо выглядели памятники архитектуры, то на захоронения, находившиеся на территории Соборного комплекса, не обращали внимание.

А недавно к нам, в музей, была принесена мраморная голова ангела. Мы не знаем, от этого ли памятника она, но вот, что мы узнали из рассказа человека, который ее принес. Это Игорь Константинович Соловьев, проживавший по Каширскому переулку. Примерно лет 55-60 назад эту голову видела на старом бронницком кладбище (бывшее старообрядческое) в небольшом углублении на границе старого кладбища и поля его теща с дочерью, будущей женой. Женщина объяснила дочери, что это голова от памятника, который стоял на могиле И.И.Пущина в образе коленопреклоненного ангела. Этот рассказ запал в душу Игоря Константиновича. Однажды он разыскивал могилу знакомого и случайно, в куче мусора и земли, на этом же кладбище увидел затылочную часть головы, выступавшую из кучи. Решив проверить, та ли это голова, о которой рассказывали теща и жена, Соловьев откопал ее, отмыл и принес в музей. Как было сказано выше, нужно искать четкое изображение первого надгробного памятника Пущину, чтобы сравнить и голову ангела в том числе. Мы продолжим поиски сведений об этом первом надгробном памятнике.

Еще об одной важной находке хотелось бы рассказать. От Евгении Геннадьевны Орловой (племянницы известного в Бронницах библиотекаря В.Д.Терещенко) к нам в научную библиотеку поступила книга Л.Н.Толстого «Воскресение» (один том). Она принадлежала Терещенко, более 40 лет проработавшей в городской библиотеке. Известно, что в годы советской власти книги, изданные до революции, изымались из фондов. А если каким-то чудом они там оставались, то через некоторое время списывались, а потом сжигались. Так эта книга, которой грозило уничтожение, оказалась у известного библиотекаря.

По типографскому шрифту мы увидели, что она была издана до революции. На авантитуле, на титульном листе и на первой странице текста сохранился штамп Бронницкой общественной библиотеки-читальни. Даты издания книги мы не нашли, но на что обратили внимание – через всю страницу ручкой сделана надпись: «Книга графа Льва Николаевича Толстого». Можно предположить, что это написано рукой Варвары Дмитриевны или кем-то из других библиотекарей.

Зачем сделана надпись? Ведь на титульном листе указаны автор и название произведения. Значит, тот, кто сделал эту надпись, хотел выделить именно эту книгу, чтобы ее не перепутали с другими изданиями и заострили внимание на ней.

Объяснение мы получили из отчета общественной библиотеки-читальни. В 1912 году 8 января здание Бронницкой городской управы, в котором находилась и общественная библиотека-читальня, сгорело. Погибли в огне более 2000 книг, а спасенные были частично подпорчены. Члены правления библиотеки-читальни обратились с письмами в редакции журналов, к частным лицам, в издательства за помощью.

Среди тех, кто пожертвовал для сгоревшей библиотеки книги, оказалась вдова Льва Николаевича Толстого – Софья Андреевна Толстая. Она подарила 14 томов книг его произведений. Об этом мы узнали из отчета общественной библиотеки-читальни за 1912 год. В перечне дарителей указана именно вдова великого писателя.

А откуда она узнала, что Бронницкая общественная библиотека-читальня нуждается в книгах? Скорее всего, от уже известного нашим читателям по предыдущей публикации Льва Михайловича Сухотина и его жены Елены. Напомню, что Сухотины породнились с Толстыми и жили в имении Марьино близ Бронниц. При поддержке Сухотиных правление библиотеки могло обратиться с письмом лично к вдове писателя.

А когда была издана книга, которая попала к нам в музей? За консультацией мы обратились в Государственный Литературный музей Л.Н.Толстого, который находится в г.Москве, на Пречистенке. По сохранившемуся на книге названию издательства, расположенному на странице, и другим признакам, сотрудники определили, что это прижизненное издание Л.Н.Толстого 1900 года! Вот какое заключение дали специалисты научной библиотеки музея: «Титульный лист, название типографии на обороте титульного листа, оформление страниц и их количество соответствуют следующему изданию романа: Воскресение. Роман графа Л.Н.Толстого. – С.-Петербург: Издание А.Ф.Маркса, [1900]. – 518 с. На обороте титульного листа: Типография А.Ф.Маркса. Средн. Подъяческая, №1». Таким образом, эксперты подтвердили, что данный экземпляр является прижизненным изданием книги великого писателя. И уникальность ее состоит не только в этом, но и в том, что до настоящего времени из 14 томов, подаренных библиотеке-читальне вдовой Л.Н.Толстого, дошел до нас этот единственный экземпляр!

В этом году мы отмечаем 200-летие Л.Н.Толстого, и приятно, что наш городской музей приобрел такую ценную находку – прижизненное издание его произведения, подаренное замечательной женщиной, С.А.Толстой. Возможно, этот том брал в руки сам великий русский классик!? Важно одно, что книгу надо сберечь, как памятник культуры, имеющий исключительное значение и найти средства, чтобы ее отреставрировать.

Еще не менее интересная находка была обнаружена в Российском Государственном архиве древних актов (РГАДА) в отделе картографии. Мы нашли карту генерального межевания выгонной земли, принадлежавшей Бронницам. Само межевание совершилось в 1767 году, а межи были утверждены в 1815 году. Нас в ней привлекла топонимика, то есть наука о географических названиях, а именно название речки, которая сейчас называется Кожурновка. На карте она названа Веденяпка, а ее отвершек (приток) имеет название Веденка. Предстоят поиски и исследования старинных карт, чтобы узнать, когда произошла замена названия речки Веденяпки на Кожурновку.

В свою очередь, пользуясь случаем хочу обратиться к нашим уважаемым читателям. Если вы располагаете какими-либо сведениями по данной теме, кроме тех, которые указаны в этой статье, просим обращаться в Музей г.Бронницы. Только совместными усилиями мы сможем сохранить правдивую историю нашей малой Родины.
 
И.А.СЛИВКА, заместитель директора по научной работе Музея истории города Бронницы
Назад