БРОННИЦКИЙ УЕЗД В 1918 ГОДУ
190
Некоторые факты из истории нашего края

1918-й – особенный год в истории России и, соответственно, Бронницкого уезда. В этот период в ослабленной послереволюционной стране повсеместно менялись органы управления. До февральской революции 1917 года вопросами, касающимися населения Бронницкого уезда, ведала Бронницкая земская уездная управа. А после революции она была преобразована сначала – в демократическую, а через год – в комиссариат народного хозяйства. Продовольственная управа была реорганизована в отдел, который отвечал за снабжение и распределение продуктов населению...

Как известно, до революции Бронницкий уезд был разделен на 20 волостей, каждой из которых руководило волостное управление. Его возглавлял старшина. С 1 января 1918 года все вопросы решали волостные Советы крестьянских депутатов. А они, в свою очередь, подчинялись уездному Совету депутатов. Как же существовали жители Бронницкого уезда в этот очень непростой период истории?

Мы остановимся только на некоторых вопросах жизни Бронницкого крестьянства в 1918 году. Шла к концу Первая мировая война, которая нанесла большой урон экономике страны. 3 марта 1918 года был заключен Брестский мир. А вскоре началась гражданская война. Кругом царила разруха, людям не хватало самого необходимого. Поэтому на первом месте у Бронницкого уездного Совета депутатов стоял вопрос о продовольствии, топливе и товарах первой необходимости. Для этого в первую очередь скупали у состоятельной части населения сено и картофель. Так, в газете «Известия Бронницкого уездного Совета рабочих крестьянских и красноармейских депутатов» за 9 октября 1918 года было опубликовано постановление следующего содержания:

«Совет народного хозяйства сим доводит до сведения населения Бронницкого уезда, что Советом организована скупка сена… на приемном пункте закупка поручена агентам, владельцам прессов при станциях: Бронницы, Фаустово, Ашитково и Конобеево… Совет народного хозяйства доводит до всеобщего сведения, что им организуется заготовка картофеля для нужд населения уезда. … Ссыпные пункты назначены в месте жительства уполномоченных и на станциях: Бронницы, Фаустово, Ашитково, Конобеево». Причем с территории Бронницкого уезда никто не имел права вывозить продовольствие на продажу в другие уезды и губернии: «Уездный исполком признал вывоз картофеля в настоящее время из уезда допущен быть не может за отсутствием запаса в уезде».

На одном из заседаний Бронницкого исполкома Совета депутатов, состоявшемся 18 октября 1918 года, решили установить твердые цены на пищевые продукты. Кроме того, Совнархозу было поручено отобрать у скупщиков мяса квитанционные книги и мандаты и в дальнейшем поручить закупку скота на мясо волостным исполкомам совместно с комитетами бедноты. На этом же заседании было принято решение и по снабжению населения молоком. «Для снабжения неимущего населения молоком поручается всем волостным исполкомам уезда срочно организовать молочные фермы путем конфискации молочного скота и сена у буржуазии и кулацкого элемента. Причем распределение молока допускается лишь беднейшему населению уезда, не имеющему молочного скота, и, в первую очередь, удовлетворяются нужды семей бедняков с большим количеством детей, больных и исключительно по удостоверениям комитетов бедноты».

В конце 1918 года катастрофическим оказалось положение со снабжением продуктами социальных учреждений. Совет депутатов сообщил об этом на заседании, состоявшемся 27 декабря 1918 года: «Ввиду полного отсутствия продовольствия в наших советских учреждениях: больницах, богадельнях и приютах, как то мяса и картофеля, поручить совнархозу в срочном порядке принять меры к заготовке означенных продуктов, хотя бы они и стоили с организационным и другими расходами выше твердых цен».

Среди служащих Бронницкого уездного комиссариата социального обеспечения был Г.Ф.Иванов, который обратился с заявлением об освобождении его от занимаемой должности, так как создал рыболовную артель из 10-ти человек для того, чтобы снабжать жителей Бронницкого уезда рыбой в столь тяжелый период времени. Вот как он сам объяснил свой уход с должности в заявлении: «…Предвидя недостаток продуктов для населения, я усиленно стал готовить снасти к зимней ловле, что, благодаря помощи Совнархоза, в виде выдаче пособия в 1500 рублей, мне удалось… я в настоящее время надеюсь своей артелью, в коей состою Председателем, дать населению этот продукт, для чего необходимо мне самому присутствовать и участвовать в ловле рыбы, наблюдать, как опытному рыбаку, за постановкой снастей…».

Как уже говорилось выше, больные в больницах и лечебницах тоже нуждались в продуктах питания, поэтому Совет депутатов принял решение: «Ввиду эпидемии (тифа – авт.) один вагон белой муки, полученный для праздника Октябрьской революции, не разверстывать населению, а выдать больницам и лечебницам, а также выдать по удостоверению врачей больным по 3 фунта муки на неделю взамен получаемого пайка черного хлеба…».

Для того чтобы решить проблему с продовольствием, повсеместно в селах организовывались коммунистические хозяйства – коммуны, и в Бронницком уезде – тоже. Так на одном из совещаний Исполкома Бронницкого уездного Совдепа, в частности, говорилось: «Уездному комитету бедноты принять немедленно меры к самому точному выяснению действительной бедноты в селениях уезда на предмет организации коммунистических хозяйств. Земельному отделу принять меры к приобретению живого и мертвого инвентаря для снабжения в первую очередь упомянутых коммун».

В связи с продовольственным кризисом и массовой безработицей, исполком Бронницкого уездного Совдепа решил: «В связи с постановлением «Центртекстиля» о закрытии в уезде массы мелких предприятий текстильного производства и о сокращении рабочих дней в крупных предприятиях того же производства, каковое обстоятельство оставляет массы товарищей рабочих безработными, постановили: принять самые энергичные меры к недопущению кризиса, в связи с чем исполнительному комитету собственным попечением, независимо от помощи из центра, организовать общественные столовые в районах закрытых предприятий…».

Надо отметить, что в Бронницком уезде была острая нужда в учреждениях социальной направленности. Слишком много было детей сирот, поэтому на одном из совещаний Коллегии отдела социального обеспечения Бронницкого Совдепа слушали вопрос о количестве детских домов в уезде. Постановили: «Количество призреваемых детей в Бронницком детском доме определяется в 45 человек при 4-х сотрудниках, в Быковском детском доме – 75 человек при 6-ти сотрудниках, в Раменском детском доме – 50 человек при 4-х сотрудниках. В виду массовой потребности… о помещении детей в детские дома – возбудить ходатайство перед Губернским социальным обеспечением о разрешении приступить к немедленному открытию в уезде новых детских домов, доведя общее число призреваемых детей в уезде до 500 человек».

Уезд также нуждался в открытии домов для одиноких пожилых людей. По этому вопросу тоже было постановление коллегии отдела соцобеспечения: «Просить Губернский отдел социального обеспечения зарегистрировать по Бронницкому уезду 4 дома призрения: Бронницкий – до 60 человек, Раменский – до 70 человек, Авдотьинский – до 40 человек и Никулинский – до 50 человек и просить об отпуске продуктов отделу Бронницкого социального обеспечения для удовлетворения означенных домов».

Еще очень остро стоял вопрос о нехватке предметов первой необходимости. Бронницкий уездный Совет депутатов принимал энергичные меры к обеспечению населения уезда обувью, тканью, валенками и др. В связи с этим были проведены обыски и изъяты излишки кожи, обуви, валенок и других вещей. В опубликованном в местной газете постановлении «Центртекстиля», в частности, говорилось: «Все торговые предприятия, производящие торговлю валяльной и бурочной обувью, принадлежащие частным лицам, кооперативам, общественным и правительственным организациям,….банки, товарные склады и ломбарды, а равно и частные лица, имеющие валяльную и бурочную обувь, обязаны в трехдневный срок со дня опубликования Постановления сообщить в Москву и Московскую Губернию «Центртекстилю», …в Советы народного хозяйства точные сведения об имеющихся у них запасах валяльной и бурочной обуви, о разделении ее на сорта и размеры… Со дня опубликования настоящего обязательного Постановления оптовая торговля и отпуск валяльной обуви без разрешения «Центртекстиля» воспрещается. Предприятия, не представившие указанных выше сведений, будут подвергаться суду революционного трибунала и будут караться по всей строгости революционных законов».

Подобные постановления были изданы и касательно обычной кожаной обуви.

В Бронницком уезде была национализирована сапожная мастерская, в которой производился ремонт обуви. В эту мастерскую была передана кожа, найденная при обысках. Все кожи от битого скота по решению Бронницкого уездного Совета депутатов было поручено принять в свое ведение Совнархозу и «открыть кожевенный завод в уезде для выделки собираемой кожи». Кроме того, власти Бронницкого уезда обратились в кожевенный отдел при Московском губернском комитете с просьбой отпустить кожи, которые причитались «при разверстке на уезд для выработки обуви и распределения таковой населению уезда».

Одним из важнейших вопросов, который пришлось решать молодой советской власти на местах, – была реорганизация системы образования. Существовавшие на тот момент в Бронницком уезде низшие начальные училища были переименованы в школы первой ступени, их курс доводился до пятилетнего обучения (от 8 до 13 лет). Обучение стало бесплатным. В связи с изданием декрета «Об отделении церкви от государства», учебники по Закону Божию и церковно-славянскому языку, книги религиозно-нравственного содержания, ученические хрестоматии церковно-приходских школ, грамматики и прописи, составленные по старой орфографии, портреты, картины и изображения религиозного содержания изъяли из школ.

Поскольку вопросам образования уделялось большое внимание, то в конце 1918 года в газете опубликовали решение о созыве уездного съезда учителей 28 декабря 1918 года (по новому стилю). Съезд должен был проходить в течение двух-трех дней, основную массу составляли сельские учителя. Школа по декрету становилась трудовой, и перед учителями встал вопрос перехода от старых методов работы к новым. На этом же съезде один день был посвящен библиотечному делу. Со всего уезда были приглашены библиотекари, которым обещали ночлег и недорогой обед.

Роль библиотек для просвещения населения была велика. Даже при партийных ячейках уезда организовывались библиотеки, на создание которых было выделено 20 000 рублей.

В 1918 году напряженной была и политическая жизнь в Бронницком уезде.

21 сентября 1918 года в Бронницах состоялся съезд волостных комитетов бедноты, на который прибыло 45 человек из 16-ти волостей. На съезде приняли резолюцию, в которой было указано, что «главными задачами съезда наряду с организацией армии» и «беспощадной борьбой с контрреволюцией» является:
1) политическая реорганизация деревни и проведение диктатуры комитетов бедноты над кулаками;
2) высвобождение среднего крестьянства из-под идейного влечения с хозяйством буржуазии;
3) проведение хлебной монополии при вовлечении в организацию ее комитетов бедноты;
4) создание постоянной организационной связи между пролетариатом и деревенской беднотой».

Большим изменениям подверглась и судебная система. В Бронницком уезде были организованы 8 местных районных судов с выездными сессиями. Из доклада заведующего отделом юстиции товарища Морозова мы узнали, из каких волостей состоял каждый судебный участок: «1-й уч. – Бронницкий, в каковой включаются: г.Бронницы, Вохринская и Велинская волости; 2-й уч. – Ульянинский – Чаплыженская и Ульянинская волости; 3-й уч. – Михалевский – Загорновская, Михалевская и Ашитковская волости; 4-й уч. – Усмерский – Спасская и Усмерская волости; 5-й уч. – Раменский – Раменская и Гжельская волости; 6-й уч. – Быковский – Мячковская, Быковская и Чулковская волости; 7-й уч. – Троицко-Лобановский – Троицко-Лобановская и Салтыковская волости; 8-й уч. – Жирошкинский – Лобановская, Жирошкинская и Рождественская волости. Во всех упомянутых участках организовать выездные судебные сессии по участку, соблюдая очереди по волостям».

Председателем Совета местных народных судей был назначен Чистяков Меркурий Иванович, судьей Вохринской, Велинской и Софьинской волостей – Солнцев Николай Федорович, а в Раменской и Гжельской волостях – Исаев Василий Яковлевич. Он проживал в Раменском. Запасным судьей назначили Котова Ивана Ивановича.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что становление советской власти в один из самых непростых исторических периодов в Бронницком уезде шло трудно, неоднозначно. Но, как бы то ни было, это наша история, ее надо изучать и пропагандировать.
Ирина СЛИВКА, замдиректора Музея истории города Бронницы по научной работе
Назад