"СОБОЙ, КАК СКАЛЬПЕЛЕМ, ВЛАДЕТЬ..."
683
Вся наша жизнь – это череда принятых решений. Важных и второстепенных, правильных и ошибочных. Самые главные решения мы принимаем, выбирая профессию и место работы. А уже потом год за годом, осваиваясь в своем деле и набираясь опыта, стремимся к намеченным целям... Не сразу и не по накатанной колее пришёл к своему призванию теперешний бронничанин Николай АБЕРЯСЕВ. Были у него и сомнения, и трудности, и неуверенность в себе. Но всё это навсегда осталось в прошлом... Сегодня он известный в городе человек, авторитетный заведующий хирургическим отделением Бронницкой городской больницы, хирург высшей квалификации, кандидат медицинских наук. А недавно его назвали победителем регионального конкурса «Лучший врач Московской области-2019» в своей номинации. О том, как он год за годом утверждался в своей профессии, как важны в хирургии знание дела, уверенность, опыт и владение собой, Николай Владимирович откровенно рассказывает корреспонденту «БН».

К его судьбе особенно подходит правило: «Хирургами не рождаются, а становятся». Он появился на свет в 1974 году в глухом мордовском селе Кондровка, расположенном в 7 км от старинного и очень живописного городка Темников. О том, что его призванием станет практическая медицина, в детские годы даже не помышлял. Родители никакого отношения к здравоохранению не имели. Мама по профессии – бухгалтер, а отец – агроном.

Да и сам Коля еще в младших классах мечтал поступить в суворовское училище, хотел стать военным офицером. А немного повзрослев, как и многие тогдашние парни, собирался пойти служить в десантные войска. И для этого активно занимался спортом. Но Колина мама была категорически против такого выбора: в армии погиб её старший брат. К тому же, в 80-е годы даже в глухих уголках огромной страны уже слышали о далекой афганской войне и о цинковых солдатских гробах, которые доставлялись оттуда. Никто из родителей не хотел, чтобы старшего сына, одевшего форму десантника, отправили воевать за кордон...

– Поэтому на семейном совете заранее решили: коль службы в армии не миновать, то лучше мне быть там медиком, – вспоминает мой собеседник. – А уж если попаду в Афган, то как врач госпиталя. Тогда и возможностей уцелеть будет больше… Родительское решение пришлось к месту еще и потому, что в Темникове имелось своё медучилище... И я успешно окончив восьмилетку, без проблем туда поступил. Случилось это, конечно, вопреки моим намерениям. Поначалу никакого интереса к учебе не испытывал. Медицину в то время считал чисто женским делом и в чем-то даже постыдным для настоящего мужчины... Но мои представления начали меняться, когда на 2-м курсе у нас появился такой предмет, как хирургия. Однажды в нашу аудиторию, к моему удивлению, вошел преподаватель-мужчина. Как сейчас помню, в простой клетчатой рубахе и в джинсах… Опытный и хорошо знающий свой предмет, он меня сразу и по-настоящему «впечатлил». А в дальнейшем увлеченный своим делом Альфред Абясович Алукаев стал моим первым учителем и наставником в будущей профессии.

Вскоре Николай вполне осознал, что хирургия – это, как раз таки, очень мужское дело. Отношение к учебе стало быстро меняться: он не пропускал ни одной лекции любимого преподавателя, ни одного его занятия, всё услышанное и прочитанное старательно конспектировал. Даже на каникулах много читал по этому предмету, изучал анатомию. А еще всё время стремился попасть на хирургическую операцию. Будущих фельдшеров туда пускали нечасто и только по очереди. Когда же такая возможность предоставилась, парень на собственном примере убедился, как непросто «резать людей».

Впервые увидев в действии острый блестящий скальпель в чужих руках и глубокий надрез на живом теле (под наркозом был малолетний пациент, по возрасту, как его младший брат!) будущий именитый хирург…. упал в обморок. И его, как и других впечатлительных новичков, пришлось приводить в чувство нашатырным спиртом. После этого досадного случая он еще очень долго боялся, что практическая хирургия окажется ему не по плечу.

Как известно, в медицинском училище хирургов не готовят. И, следуя поставленной цели, Николай продолжил учебу – стал студентом медицинского факультета Мордовского государственного университета. Там, кстати, имелась своя военная кафедра, где из студентов готовили офицеров медицинской службы.

Жил тогда парень в общежитии, в Саранске, уже вдали от родительского дома. Существовать на стипендию, которую тогда всё чаще задерживали, было непросто. В СССР завершились переломные 80-е годы с вредоносной горбачевской «перестройкой», начались развальные и «лихие» 90-е…

Не миновали народные беды и тихую Мордовию. Родители-сельчане, лишившись постоянной работы, не могли, как прежде, материально помогать сыну. Ему пришлось самому зарабатывать на жизнь и браться за любой приработок. На какое-то время устроился сторожем, потом – дворником в детсаду. Был даже «ловщиком» бродячих животных... Не столько из-за денег, сколько для хирургического кружка, который охотно посещал. Хоть это звучит жестоко, но для практических занятий и научной работы его преподавателям нужен был, выражаясь их языком, «биологический материал».

Впрочем, даже когда доводилось брать в руки скальпель и практиковаться в хирургическом кружке на животных, сомнения в своей специализации всё равно не покидали студента. Опытные, уверенные в себе «мэтры» в операционной казались ему небожителями. Сможет ли он стать таким?!

Нынешний, умудренный опытом и многолетней практикой Аберясев с улыбкой рассказал еще об одном давнем и конфузном случае, произошедшем с ним уже на 2-м курсе медвуза… Как-то, во время трудовой практики, когда будущие врачи убирали территорию университета, Николай сильно поранил палец. Чтобы остановить кровотечение, сунул руку в стоящий рядом чан с водой...

Вода там сразу стала красной, и перед глазами у Николая вдруг поплыли красные круги… Крепкий парень вдруг потерял сознание и упал. Испуганные однокурсники сразу вызвали руководителя практики – замдекана факультета. Тот (опытный медик-практик) быстро «реанимировал» пострадавшего. А после сказал ему: «Ничего страшного, парень. Только хирургом никогда не станешь, раз крови боишься!»

– Уверенность в себе стал обретать, когда меня направили на практику по хирургии в родную Темниковскую больницу, – продолжает свой рассказ Николай Владимирович. – Причем, попал я к моему первому профессиональному наставнику А.Алукаеву. И он сразу же стал брать меня на свои операции. Там раз за разом постепенно «привыкал» к скальпелю, к разрезам и крови, научился быстро, «на автомате», вязать хирургические узлы… А еще, чтобы окончательно утвердиться в своей будущей специализации, после 3-го курса как студент-волонтер стал регулярно практиковаться, обслуживая (в свободное от занятий время) дежурные бригады хирургических отделений. Там приходилось делать всё, в том числе помогать санитаркам и медсестрам. Даже клизмы больным делать и полы мыть… За это нас, студентов, иногда пускали в операционные и доверяли самые простые процедуры. Помню, как я, 19-летний парень, радовался и гордился, когда во время операции вносил, пусть очень скромный, но свой личный вклад в спасение человека от тяжелой болезни, смерти или увечья.

Вспомнил мой собеседник и другой очень полезный и значимый во всех отношениях период своего студенчества, когда он со своим другом-однокурсником целых полгода работал фельдшером городской скорой помощи. Там, постоянно совершенствуясь и готовясь к самостоятельной деятельности, оба будущих выпускника набирались повседневной медицинской практики в полной мере.

Оба хотели быть полноценными специалистами и считали, что дежурный хирург обычной городской больницы обязан не только оказывать квалифицированную помощь по своему профилю. Он еще должен обладать и практическими навыками терапевта, чтобы при случае и гипертонический криз купировать, и даже экстренные роды принять... Этим правилам старательные, целеустремленные парни всё время неуклонно следовали… Так что саранская «неотложка» с её беспокойными ночными сменами тоже стала важным этапом профессионального становления будущего бронницкого хирурга.

Как успешному выпускнику Николаю Аберясеву предлагали остаться в ординатуре, продолжить медицинское образование и серьезно заняться научной деятельностью. Тем более, что у получившего вузовский диплом медика были и своя перспективная тема, и свои наработки… Но только в то время у него не было возможности посвятить себя науке: постарели родители и подрос младший брат Евгений, появилась жена (кстати, тоже медик)… Надо было заботиться обо всех и учитывать интересы каждого. А своему брату он тем более хотел помочь встать на ноги, выбрать правильный путь... Такие уж у него сложились жизненные принципы, таким было и родительское воспитание. Забегая вперед, отмечу, что именно помощь и пример старшего брата определили жизненный выбор Евгения: он тоже стал врачом. А что касается научной деятельности, то способный к этому Николай, смог вплотную заняться теорией только в новом веке и в новом качестве…

О том, что в его биографию навсегда войдут подмосковные Бронницы, мой собеседник тоже не предполагал. Всё решили тогдашние, повсеместно кризисные обстоятельства и еще... случай. В Темниковской горбольнице, где очень хотел работать молодой дипломированный хирург, уже тогда начали сокращать число коек и медперсонал. Поэтому свободных вакансий там не оказалось. Новичку предложили преподавать в медучилище. Но ему хотелось быть ближе к больным, заниматься практическим делом. Кроме того, перед ним, тогда уже женатым человеком, остро стоял жилищный вопрос…

Выходом из трудной жизненной ситуации стало предложение его земляка, уроженца г.Темникова В.Козяйкина. Тот тогда уже работал в Бронницкой горбольнице и похлопотал за молодого хирурга перед главврачом. Так, в 1998 году, Николай с большой неохотой покинув родные места, приехал в наш город. Здесь был принят на работу в хирургическое отделение и получил семейное общежитие.

– Я долго не мог привыкнуть к Бронницам, – признается Николай Владимирович. – Всё время тянуло в родные места, хотелось вернуться туда, где всё знакомо и привычно. Но выбор был сделан, и каждодневная работа в стационаре городской больницы требовала максимальной самоотдачи... В первый, самый трудный для адаптации период мне, начинающему хирургу, очень помог освоиться и войти в курс своих обязанностей тогдашний завотделением С.Киреев. Отличный специалист, который в те годы делал большинство хирургических операций, отнесся ко мне, можно сказать, по-отечески, и я очень многому у него научился… Но всё равно, первый год работы в Бронницкой больнице был для меня очень непростым. Именно в то время главврач принял на работу сразу двух хирургов высшей квалификации. А мне, новичку, было предложено перейти в поликлинику… Я воспринял это как большую обиду и даже стал искать новое место работы в близлежащих городах. Только меня, врача без стажа, нигде не брали…

Впрочем, приезжие хирурги-специалисты, проработали в Бронницкой горбольнице совсем немного. И Аберясев после их увольнения снова вернулся на прежнее место, в стационар. Стал добросовестно работать в отделении, старался, нареканий не имел, и ему вскоре даже предоставили служебное жилье. Трудный период переживаний и сомнений, казалось, уходил в прошлое вместе с ХХ веком. Наступило его время... В 2002 году 27-летний хирург, благодаря своей настойчивости, прошел курс начального обучения по видеолапароскопии. Это сравнительно новое и перспективное направление в практической медицине, когда операции выполняются с минимальными разрезами с использованием специальной техники. Хирург при помощи лапароскопа, оснащенного видеосистемой, может четко видеть и контролировать изнутри весь ход операции… Вскоре стремящийся к новациям бронницкий главврач Л.Воробьев нашел средства для приобретения лапароскопической стойки и всего необходимого инструментария. Перед увлеченным своим делом Николаем открывались новые возможности…

– С участием более опытных специалистов мы начали делать видеодиагностику и первые самостоятельные операции, – продолжает мой собеседник. – Причем, по разным заболеваниям, когда требовалось хирургическое вмешательство… Одну из первых лапароскопических операций мне довелось выполнять вместе с профессором Анатолием Ивановичем Ищенко. Он, кстати, и сейчас работает в Российской медицинской Академии, где возглавляет кафедру акушерства и гинекологии. Оперировали мы тогда молодую женщину с миомой матки. Операция длилась около 50 минут и прошла успешно. А для меня это был еще и мастер-класс настоящего профессионала, который использует подобные методики уже не один год. Освоившись, стал самостоятельно браться за другие операции... Говоря нашим языком, это холецистэктомия, грыжесечение, аппендэктомия, ушивание перфоративной язвы 12-перстной кишки, операции на придатках матки и еще многое другое. Но всё это стало возможным не сразу...

Не все бронницкие врачи, сторонники привычных технологий, позитивно восприняли аберясевские новации. Иные даже злословили и распространяли недостоверные слухи о вредности малоинвазивной хирургии. Но результаты сделанных операций и отзывы людей опровергали домыслы…

Более того, один из прооперированных таким образом предпринимателей в благодарность купил на свои средства и подарил городской больнице еще одну дорогостоящую лапароскопическую стойку. С той поры Аберясев и его коллеги из других отделений стационара получили возможность диагностировать и делать необходимые операции по новым методикам как экстренным, так и плановым больным.

Поясню: первоначально видеолапароскопия предусматривалась в основном для пациентов, попавших в ДТП и получивших травмы живота или грудной клетки. В таких случаях надо было обязательно заглянуть в брюшную полость и посмотреть: есть там повреждение внутренних органов или нет. А теперь не только у них, а почти у 100% больных, к примеру, с желчекаменной болезнью, наши хирурги проводят операции при помощи лапароскопии.

В 2005 году Николая Владимировича, достойно проявившего себя как во врачебной, так и в организаторской деятельности, назначили на руководящую должность заведующего хирургическим отделением. Доверили целый коллектив, где почти два десятка медиков. На своём новом уровне Аберясев освоился достаточно быстро. Хотя к привычным плановым операциям добавились ещё ежедневная административная работа и личная ответственность за происходящее в отделении.

Он и сейчас всё успевает, и на первый взгляд дела идут своим чередом: планёрка, обход, перевязки, операционная, консультации, заполнение больничной документации…Но при этом, каждый день всё равно приносит что-то своё, новое. Сегодня проще, завтра труднее. И так уже не первое десятилетие.

Хирургия по древнегречески – «рукодействие». Аберясев рукодействует почти ежедневно. Он давно не боится «резать людей», научился владеть собой, преодолевать остроту любых больничных неожиданностей. Ведь никому не дано знать: кто и когда попадет на операцию, сколько будет тяжелых травм, опасных перитонитов или желудочных кровотечений… А еще хирургу, наверняка, чаще других задают самый страшный вопрос: больной жить будет? Надеясь, что ему-то ответ точно известен.

Хотя и для него не всё и не всегда бывает ясно. Порой, обычный врач стационара может рассчитывать только на свой опыт, профессионализм и уверенное владение перспективными методиками... Безусловно, новые высокотехнологичные подходы помогают ему точнее отвечать на вопросы своих пациентов и дают повод активно заниматься исследовательской и научной работой. В 2007 году успешный заведующий отделением уверенно защитил диссертацию и стал кандидатом медицинских наук.

Опираясь на опыт своих учителей, добрые традиции отделения и достижения современной науки, спокойный и настойчивый Аберясев стремится поднять бронницкую хирургическую школу на более высокую ступень. Сегодня, его, Профессионала с большой буквы, знают не только в Бронницах и сельской округе. Люди приезжают к ведущему бронницкому хирургу даже из других городов Подмосковья.

За два с лишним десятилетия работы в больнице он избавил от серьезных недугов и последствий травм сотни людей. А кого-то и вовсе спас от безвременной кончины. Ведь иные попадают в отделение на рубеже жизни и смерти… И еще добавлю: даже при большом наплыве пациентов ему, как и прежде, чужд уже привычный для специализированных столичных медцентров, конвейерно-поточный стиль работы. Это, когда врачи не запоминают лица больных, а больные не успевают разглядеть своих врачей. Он убеждён: на успех в лечении можно рассчитывать только при условии обязательной веры тому, кто спасает от недуга.

Николаю Владимировичу верят многие. И уважают за то, что в каждом своём пациенте видит человека, которому нужна помощь. Не в пример иным «проходным» для Бронниц врачам, он не работает «от звонка до звонка», не различает служебное и личное время. Рабочий день у него долгий и вообще не имеет временных рамок. Заполнен, что называется, «под завязку».

Наряду со своими многочисленными обязанностями в городской больнице, Аберясев успевает еще вести прием в городской клинике «Иммунитет». И там у пациентов к нему претензий не бывает... Для «полноты образа» хотелось бы добавить и общественную деятельность моего собеседника. Он ведь еще и депутат Бронницкого горсовета... Но это уже совсем другие дела, задачи и проблемы, которые заслуживают отдельного разговора и своей объективной оценки.

Нынешний год – сорок пятый в биографии бронницкого хирурга. Чего-то очень важного уже добился, но многое еще впереди. Сегодня он уже не задаёт себе прежних мучивших его вопросов: «Правильный ли выбор был сделан в конце 80-х? Приживусь в Бронницах или нет?» Не задаёт, потому что теперь может без сомнений ответить на эти вопросы.

Своей повседневной работой, реальными достижениями и, пожалуй, самым высоким среди городских врачей профессиональным рейтингом. И что бы ни говорили местные скептики о бронницких медиках и о самой больнице, автор этих строк на собственном примере убедился: клятву Гиппократа доктор Аберясев исполняет ответственно и достойно. А клятву быть хорошим человеком наши врачи не дают. Им либо становятся, либо нет…

Валерий ДЕМИН

Назад