ЮВЕЛИР ИЗ ДИНАСТИИ НИКИТИНЫХ
0
1174
История, напрямую связанная с человеком, о котором этот рассказ, началась более 90 лет назад. В 1924 г. известные в Бронницком уезде ювелиры-кустари, объединившись, организовали маленькую артель «Изумруд». Со временем она окрепла, укрупнилась, стала фабрикой, потом – известным на всю страну ювелирным заводом. Владимир НИКИТИН – сын одного из основателей золотых дел предприятия – большую часть своей трудовой биографии работал на БЮЗе. Здесь стал непревзойденным мастером, лучшим из всей династии Никитиных, создателем уникальных ювелирных изделий, авторитетным наставником молодых кадров, депутатом Бронницкого горсовета, орденоносцем, почетным гражданином города. Сегодня таких талантливых, трудолюбивых, бескорыстных и одержимых своим делом людей немного среди ювелиров. Потому и хочется привести в пример недолгую, но очень содержательную жизнь Владимира Ивановича, поделиться с читателями добрыми воспоминаниями о нем, показать, почему так важна для многовековой летописи Бронниц достоверная строка об этом достойном представителе знаменитой ювелирной династии.
– Мой отец родился в 1928 г. в д.Панино Раменского района в многодетной семье, – рассказывает дочь почетного гражданина Наталья Владимировна (по мужу – Солнцева). – У Ивана Дмитриевича и Евдокии Ивановны, папиных родителей, было пятеро сыновей: Николай, Алексей, Константин, Владимир, Виктор и дочь Валентина. Все они по примеру своего именитого отца, повзрослев, трудились на ювелирном производстве. А некоторые из наших дальних предков, судя по семейным преданиям, еще до революции занимались ремеслами и торговлей, считались людьми зажиточными. Поэтому при советской власти кого-то сразу причислили к богатеям и раскулачили. К примеру, дядю моего деда, который воспитывал его (сироту с 4-х лет),в годы сталинских политических репрессий арестовали и отправили на строительство Беломорканала. Оставшись без кормильцев, будущий основатель «изумрудной» артели с детства сам учился зарабатывать на жизнь, а став главой семьи, всегда очень много трудился по хозяйству.
По воспоминаниям близких родственников, Иван Дмитриевич в период гражданской войны воевал в Красной Армии, а после ранения вернулся домой. Завтрашний именитый мастер-ювелир уже в свои молодые годы умел делать многое: сеять, косить, столярничать, мог спокойно управляться с домашним скотом и детей своих к всему этому сызмальства приучал... А еще он в деревне слыл хорошим танцором и певцом, балагуром и франтом, носил городской костюм с галстуком и шляпу-котелок... 
На деревенские гулянья всегда выходил с гармошкой, в расшитой белой косоворотке и начищенных до блеска сапогах. Он умел от души и по-доброму веселиться, любил все русское, национальное... Характерно, что веселость нрава, простоту и открытость в сочетании с завидным трудолюбием унаследовали от него все дети, в том числе и Владимир Иванович.
Иван Дмитриевич считался хорошим семьянином, но на первом месте у него всегда находилась работа. Настоящему ювелирному мастерству Никитин-старший, как вспоминала Евдокия Ивановна, в молодости не один год учился в Москве. Когда они некоторое время жили в столице на съемной квартире, муж до позднего вечера пропадал у столичных мастеров-ювелиров, день за днем постигая премудрости этого непростого дела. Вскоре сам стал выполнять заказы и у молодой семьи появился достаток, стали даже откладывать деньги на строительство своего дома. А еще Иван Никитин мечтал открыть в родных местах свое дело. В 1924 г. его мечта сбылась: он вместе с партнерами создал товарищество ювелиров. А дальше предстояло самое важное – надо было показать свои способности, доказать московским заказчикам, что и провинция не лыком шита...
В 1926 г. «Изумруд» по решению партийных органов было решено объединить с бронницкой  артелью кузнецов и медников. Объединение назвали «Металлист», и оно стало постепенно набирать силу. К концу 20-х годов там перерабатывали уже до 100 кг золота в год... В ту пору у Никитиных и появился на свет четвертый сын – Володя. Смышленый мальчуган с малых лет начал приобщаться к отцовскому занятию. А когда подрос, со временем стал самым умелым и перспективным помощником отца. «Этот, как Данила-мастер из сказа, далеко пойдет», – не раз говаривал Иван Дмитриевич жене и друзьям, глядя на Володину работу. В артели сам Никитин-отец трудился не только мастером-ювелиром, но и выполнял функции организатора, сбытчика и снабженца. Часто ездил в столицу, показывал специалистам образцы продукции, налаживал связи, посещал выставки ювелирных изделий. При этом пользовался большим уважением коллег и был известен как лучший мастер-ювелир в своей округе. Он мог сразу сказать заказчику, что может получиться из куска драгоценного металла, сколько пойдет материала на изготовление изделия. К нему часто приезжали за дельными советами многие окрестные мастера.
В 1936 г. Никитины, достроив, наконец, свой небольшой дом на улице Новобронницкой, навсегда переселились из д.Панино в наш город, где и по сей день живут их внуки и правнуки. Даже в то нелегкое довоенное время трудолюбивая семья известного ювелира год от года все тверже становилась на ноги. Сама Евдокия Ивановна и все дети в свободное от учебы время помогали отцу, чем могли. Казалось, впереди Никитиных ждало лучшее будущее. Но германское нападение нарушило все планы... Старшие сыновья уже в первые месяцы войны ушли на фронт. Один из них, Николай, погиб в 1941 г. и был похоронен в братской могиле под Смоленском. Пройдя всю войну, дошел до самой Германии второй сын – Алексей. Сам Иван Дмитриевич служил фельдшером в конном полку, который стоял сначала в Луховицах, а после – в Звенигороде. Не остался в стороне и Владимир: окончив семилетку, он в 1944-1945 гг. служил в Бронницком истребительном батальоне.
– После войны жизнь нашей семьи вернулась в прежнее трудовое русло, – продолжает Наталья Владимировна. – Возвратились домой отец и сыновья. Дети сами становились семейными людьми. В старом родительском доме стало тесно. И к нему, вырубив в саду половину деревьев, сообща начали делать пристройку. Строили ее долго – денег всегда не хватало... Но со временем все стали жить вместе – одной большой, дружной семьей...
А мой отец, какое-то время поработав столяром на Бронницком заводе №2, в 1945 г. пришел в ювелирный цех артели «Металлист», где в то время трудился Иван Дмитриевич. Там папа работал до 1949 г., а затем его отправили для повышения квалификации в Москву, в объединение «Русские самоцветы». Добавлю: он и в детские, и в юношеские годы старался во всем походить на своего родителя, которого очень любил и уважал. Мой отец не отличался крепким здоровьем, но он ни в чем не хотел отставать от других.
Много читал, хорошо пел, отлично рисовал, находил время для занятий спортом. А еще увлекался музыкой, ходил в клуб на занятия духового оркестра, научился играть на нескольких музыкальных инструментах, посещал вечернюю школу рабочей молодежи. Позже поступил в Московский машиностроительный техникум.
 
В июле 1953 г. в личной жизни 25-летнего Владимира Никитина произошло большое и радостное событие: он женился. Избранницей парня стала его ровесница: в то время монтировщица Бронницкого райпромкомбината Надежда Наумкина. А примерно через два года у молодых супругов появилась дочка Наташа... 
В «Русских самоцветах» Владимир Иванович проработал до 1957 г. инструктором по изготовлению цепочек. В этом же году по просьбе администрации предприятия перспективного специалиста перевели в бронницкую артель (которая к тому времени переросла в фабрику) для освоения изделий из серебра. Отметим, что до его прихода предприятие в основном специализировалось на производстве цепочек и браслетов. А в дальнейшем здесь начали выпускать серьги и кольца. Реальная заслуга Никитина-сына и в том, что в бронницкое производство были внедрены изделия из алюминия. 
Оправдались отцовские слова о способностях сына: Владимир Иванович с годами становился таким же первоклассным мастером, как и сам Иван Дмитриевич. Люди говорили, что у четвертого сына из никитинской ювелирной династии «золотые руки».
И, действительно, Владимир Никитин, как и отец, еще мальчишкой мог из простого куска металла изготовить любую фигурку, сделать даже очень сложное по своей конструкции ювелирное изделие. Старожилы говорили, что завод в Бронницах обрел известность во многом благодаря способностям и таланту Владимира Ивановича. 
Став в 1958 г. конструктором ювелирных изделий, он изготовлял единичные экземпляры, которые потом пускались в серийное производство. Его украшения из драгоценных металлов часто выставлялись в Москве и Ленинграде. Мастер часто сам посещал известные выставки, собирал рисунки и образцы изделий, известных не только у нас в стране, но и за рубежом, творчески использовал это в своей работе. 
Вокруг Владимира Ивановича сплачивались молодые специалисты. Вскоре он создал бригаду, где разрабатывались оригинальные комплекты ювелирных изделий. С годами Владимир Никитин стал известным и авторитетным человеком в Бронницах. В 1963 г. именитого производственника избрали депутатом городского Совета, причем депутатский мандат ему доверяли целых 13 лет – до самой смерти. Коллеги и многие горожане уважали и ценили ювелирного мастера и за то, что он умел делать, и за то, что всегда приходил на помощь другим, болел душой не только за свое, но и за общее дело.
– А еще отец очень хотел быть образованным специалистом и, несмотря на уже солидный возраст, бытовые неудобства, продолжал заочную учебу в техникуме, – рассказывает Наталья Владимировна. – Заниматься очно не было возможности – надо было содержать семью. Как студенту-заочнику, ему приходилось нелегко. Задания присылали по почте – в конвертах. Получалось: днем – работа, а по вечерам – контрольные задания и чертежи... Какое-то время папа старался успевать везде: и на работе, и в учебе, и в общественной деятельности. Как авторитетного человека его выбрали в совет уличного комитета. К отцу стали приходить со своими проблемами ближние и дальние соседи, окрестные жители... Всем надо было помочь, а для этого требовалось немало времени и сил... На последнем курсе как-то все сразу на него навалилось...Учебу в техникуме, к сожалению, пришлось бросить. Так и остался мой отец с незаконченным техническим образованием. Но учеба не прошла даром: папа стал очень умело и грамотно делать эскизы для ювелирных изделий...
В 1963 г. у Никитиных случилось горе: после тяжелой болезни умер 72-летний глава рода Иван Дмитриевич. Более трети века проработал ветеран на ювелирном производстве. По воспоминаниям, уже будучи на пенсии, в 1957 г., бронницкий мастер получил заказ на изготовление изделий от Московского объединения «Русские самоцветы». Каждое украшение, которое он сделал, отличалось необыкновенной красотой и ажурностью. Все изделия Никитина-отца этой серии экспонировались в 1957 г. на знаменитой Брюссельской выставке... На фабрике в то время вместе с отцом трудились трое сыновей: Алексей, Владимир и Виктор (дочь Валентина пришла на ювелирное производство в 70-е годы). Все они тяжело переживали кончину родителя, который помог им выйти в люди. Ивана Дмитриевича хоронили на городском кладбище при большом стечении людей. Пришли очень многие из знавших и уважающих знаменитого мастера бронничан. Вспоминали его как человека большого трудолюбия, деловой настойчивости и усердия. И, провожая в последний путь, люди говорили, что многие свои лучшие качества старый мастер сумел передать детям, которые стали продолжателями его дела.
Для Владимира Никитина 60-70-е годы были периодом дальнейшего утверждения в избранной профессии. Он стремился, как отец, добросовестно, с высоким качеством и в назначенные сроки выполнять любые производственные задания и заказы. И при этом передовой ювелир-монтировщик отличался завидной общественной активностью – участвовал во всем, что происходило на фабрике. Ее коллектив был в то время, как никогда, дружным, сплоченным, многие трудились здесь целыми семьями. 
Трудовые династии мастеров считались важным слагаемым производственной стабильности и достижений БЮЗа. Ювелиры вместе справляли праздники и иные торжества, ездили на экскурсии. В то время фабричное здание было двухэтажным и деревянным. С приходом нового директора – А.М.Портнова началось возведение новых корпусов и поэтапное преобразование прежней ювелирно-художественной фабрики в полноценный завод. Как и все Никитины, Владимир Иванович постоянно участвовал в субботниках и воскресниках, в конкурсах и в заводской художественной самодеятельности.
– Мы почти десять лет трудились с Владимиром Ивановичем в одном помещении, что называется, спина к спине, – вспоминает опытный специалист ювелирного производства, тогдашний художник-модельер БЮЗа П.И.Зиборов, который работал на заводе в период с 1971 по 1989 гг. – Никитин, представитель целой династии, тогда был уже мастером высочайшего класса и работал только с драгоценными металлами. С его индивидуального творческого труда начинали свой путь к покупателю многие ювелирные изделия нашего завода. Я сам, работая рядом, не раз с восхищением смотрел на то, как из-под его рук выходили изумительные по своей форме и внешнему виду украшения. Многие из них становились не только исходными моделями для серийного производства, но и экспонатами различных выставок. А еще Владимир Иванович как представитель старшего поколения бронницких ювелиров считался в нашем коллективе знающим, умелым, по-житейски мудрым и в то же время требовательным наставником. К нему в любое время можно было обратиться за советом и за помощью. Имея громадный авторитет, он никогда и никому не отказывал, ни на кого не повышал голоса, всегда был скромен, спокоен и отзывчив. Именно на таких людях, как он, тогда держался БЮЗ, именно его труд обеспечивал престиж нашей заводской марке.
Нельзя умолчать о Никитине как о многолетнем (с 1970 по 1983 гг.) и по-настоящему активном депутате горсовета. Отмечу, что он, несмотря на свой статус знатного мастера, передовика-производственника, постоянно украшавшего собой заводскую Доску Почета, не был членом КПСС. Его избирали как кандидата от «нерушимого блока коммунистов и беспартийных». К слову, Владимиру Ивановичу не раз «настоятельно советовали» вступить в компартию, охотно давали рекомендации... Но он отвечал, что способен принести обществу не меньше пользы и в качестве беспартийного. 
В Совете депутатов Никитин являлся заместителем председателя административной комиссии и отвечал за соблюдение санитарных норм возле городских предприятий и учреждений, за состояние находящихся во дворах и на улицах детских и агитационных площадок. Ему приходилось часто встречаться с местными руководителями предприятий по вопросам наведения порядка на закрепленных за ними территориях, за покос травы, за проведение необходимых ремонтных работ и т.п. Кроме того, депутат Никитин вел постоянную работу с активом уличных комитетов, очень ответственно подходил к выполнению наказов своих избирателей. И люди уважали его за то, что он всегда отвечал за свои слова и всегда выполнял обещанное.
– Считаю Владимира Ивановича своим первым учителем по профессии и наставником по жизни, – говорит один из ветеранов БЮЗа, опытный ювелир М.И.Воинов, который по сей день трудится на заводе. – Я пришел в бригаду Никитина в 1972 г. и до сих пор благодарен судьбе за то, что начинал работать под руководством такого замечательного мастера и человека, за то, что многому научился у него. В нашем коллективе Никитина уважали и не только за мастерство ювелира, но и за отношение к нам, молодым специалистам. Как и все, наделенные талантом мастера, он был очень требовательным к себе и другим. Мог жестко отругать любого из нас за опоздание или оплошность...Но при этом умел находить правильные подходы к каждому члену бригады, всегда четко объяснял, как изготовить то или иное изделие. Именно благодаря своему бригадиру, я раз и навсегда выбрал для себя профессию ювелира, остался верен ей, год за годом осваивая все тонкости этого старинного искусства. Сейчас мне 64 года, и у меня уже имеется немало своих учеников, есть и свои достижения. Но, когда я оглядываюсь назад, всякий раз вспоминаю добрым словом Владимира Ивановича, его незабываемые уроки творческого отношения к труду.
Талант и мастерство Владимира Никитина привлекали в Бронницы ювелиров и именитых ценителей драгоценной красоты не только из Подмосковья, но и из других регионов. Первые приезжали сюда за опытом, вторые – за уникальными украшениями... До самых последних дней Владимир Иванович работал на БЮЗе, возглавляя бригаду ювелиров-мастеров при отделе главного художника. Пик его трудовой славы пришелся на конец 70-х – начало 80-х, когда заводом руководил Р.И.Гумеров, а отделом главного художника – В.М.Дворкин. 
За почти три десятилетия многолетней и безупречной работы передовой бригадир и талантливый мастер БЮЗа много раз награждался почетными грамотами отраслевого министерства и Московского областного Совета профсоюзов, Раменского ГК КПСС и Бронницкого горсовета депутатов, удостаивался различных званий. У Владимира Ивановича три ордена: два – «Знак Почета» и «За доблестный труд» (1976 г.) и столько же медалей. За высокие производственные показатели он четыре раза удостаивался престижного в советский период звания «Ударник коммунистического труда». А 15 марта 1979 г. решением исполкома Бронницкого городского Совета депутатов за №129 В.И.Никитину было присвоено звание «Почетный гражданин города Бронницы».
Умер Владимир Иванович 10 августа в 1983 г. после обширного инфаркта: больное сердце не выдержало многолетних нагрузок. На прощание с ним собрались не только все заводчане, но и многие жители города. Похоронили знатного бригадира БЮЗа рядом с его отцом. Два настоящих мастера, основатель знаменитой ювелирной династии и сын, достойный продолжатель его дела, покоятся вместе. В памятные дни к их могилам приходят не только родные, но и старые ювелиры, которых все меньше остается на этом свете... 
Время быстротечно и неумолимо: и других сыновей, и дочери Ивана Дмитриевича уже нет среди живых – все на городском кладбище. Умерла в 2009 г. и супруга почетного гражданина – Надежда Никифоровна, которая тоже большую часть жизни проработала на БЮЗе... Впрочем, сколько бы ни прошло лет, какие бы трудные времена ни переживал завод, добрая память о лучших бронницких ювелирах будет жить и в сердцах людей, и в созданных их умелыми руками украшениях. Ведь трудолюбие, талант и красота – понятия вечные.
Воспоминания записал Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий