БРОНЕПОЕЗД «МОСКОВСКИЙ МЕТРОПОЛИТЕН»
759

 Наш земляк — Петр Сергеевич ВИНОГРАДОВ воевал на бронепоезде «Московский метрополитен». Созданный на средства, собранные в первые годы Великой Отечественной работниками столичного метро, бронепоезд отбыл на Воронежский фронт и героически сражался на первом, самом трудном этапе Курской битвы. Сегодня о нем написаны книги, картины, сняты киноленты, а тогда — 10 июля 1943 года, экипаж просто выполнял свой воинский долг. Сдерживая натиск группы войск СС «Кампф», рвущейся к Прохоровке, он принял на себя удар целой армады фашистских танков и самолетов. Старший сержант, а ныне — полковник в отставке Виноградов — один из немногих, выживших в последнем бою бронепоезда-легенды.

Июльский упреждающий артналет с участием всех огневых средств фронта был обычным эпизодом исторического сражения под Курском. Поначалу ничто не предвещало гибельного конца 60-му отдельному дивизиону бронепоездов, вышедшему на боевые позиции по линии Южной железной дороги. 'Московский метрополитен', как и его безымянный напарник, почти неделю круглосуточно патрулировали на своем участке.

Используя тактику внезапных ударов и сдерживая атаки противника, экипаж за три дня боев сбил 4 самолета, сжег 6 танков, подавил более 10 артиллерийских и минометных батарей, уничтожил немало живой силы врага. Но обстановка на фронте осложнялась: сначала на прорыв пошли танки. Потом, открыв башенный люк, наводчик орудия Петр Виноградов увидел в предрассветном небе целую эскадрилью атакующих поезд самолетов…

Этот многочасовой бой был особенно жестоким. Не прекращающаяся бомбежка и страшные удары по башням, казалось, искорежили весь состав. Но он, зияя пробоинами на всех 4-х бронеплощадках, еще огрызался залпами из оставшихся орудий, продолжая смертельный поединок с танками и почти двумя десятками пикирующих «юнкерсов». После прямого попадания в башню и гибели командира орудия, Петр — в то время уже опытный боец, взял инициативу на себя. Вел огонь, пока не кончились боеприпасы. Железнодорожная ветка, извиваясь меж холмов, хоть и давала возможность для маневра, но все понимали: оказавшись на линии главного удара, получив тяжелые повреждения, бронепоезд был обречен…Сознавая безвыходность ситуации и остерегаясь плена, командование дивизиона приняло трудное решение — взорвать бронеплощадки, а оставшимся в живых, отходить пешим ходом.

Петр не видел, как погиб 'Московский метрополитен'. Когда орудия замолчали, а рацию разбило осколками, старший сержант был послан с приказом — взорвать состав к командиру второго бронепоезда. Его тоже разбомбили близ станции Сажное и «номерной» застыл неподалеку от «флагмана». Вспоминая об этом задании много лет спустя, Виноградов считает, что сам тогда уцелел чудом. Сначала за ним, бегущим вдоль «железки» охотился «Ю-88»: он до сих пор слышит зловещий рев самолетной сирены и видит летящие сверху прямо на него пули и бомбы… Потом, возвращаясь и стремясь срезать себе путь, Петр оказался на минном поле… «Наверное, в рубашке родился, — шутит по поводу своего везения ветеран. — Даже легкого ранения не получил… А приказ, несмотря ни на что, выполнил. Он был очень важным в той безвыходной ситуации…» За участие в Курской битве старший сержант был награжден орденом Красной Звезды и медалями.

Виноградов воевал на бронепоездах с самого начала своей службы. Изучил до тонкостей все их хозяйство. Наводчикам стал отличным: его снаряды всегда попадали в цель. И опыт приобрел немалый, исколесил тысячи километров. Еще до войны узнал, что такое опасность, когда на 4-м бронепоезде участвовал в прибалтийском рейде. Они прибыли в Латвию из Брянска и ставили охрану при каждой остановке состава. Но настоящую войну молодой боец увидел только в июне сорок первого в Западной Белоруссии. После нападения Германии они прикрывали отступление разбитых воинских частей Западного фронта. Вместе с войсками шла на восток и огромная колонна беженцев. Бронепоезду поставили задачу — орудийным огнем разрушить перед наступающими немцами железнодорожный мост через Неман. Тогда они сами едва избежали гибели… А на маленькой станции Негорелово, где скопились десятки эшелонов, воздушные бандиты устроили настоящую бойню... Он, словно наяву, видит догорающий санитарный поезд и крики сотен гибнущих в огне мирных людей — детей, женщин, стариков…

Немцы засыпали бомбами все железнодорожные станции, а за бронепоездами шла настоящая охота с участием самолетов, танков, самоходок. На передовой даже у защищенных броней, — короткая жизнь. Петр за время военной службы сменил три бронепоезда. 'Московский метрополитен' — второй по счету и самый памятный в его послужном списке. Впрочем, Виноградов был не только отличным артиллеристом, но и одаренным музыкантом. С удовольствием играл в духовом оркестре. А еще молодой, вдумчивый парень, призванный в армию с 1-го курса Самаркандского университета, очень хотел учиться. Ведь служба, а потом — война, не позволили завершить образование. А ему ни в чем не хотелось отставать от своего отца и старшего брата, которые были примером во всем.

Пройдя четыре фронта, Петр повидал столько горя и смертей, что, пожалуй, хватит на несколько судеб. Вспоминая войну, с уважением называет имена однополчан. Многие из них так и остались в памяти молодыми. Будто не прощаясь, вышли из поезда. Каждый — на своей станции… Ведь лучшие не умели беречь себя. Может, больше других верили в то, что не погаснет их звезда, лезли в самое пекло. К примеру, совсем ненадолго пережил прославленный бронепоезд его командир майор Борис Есин, геройски погибший в 1944-ом. А недавно Виноградов прочитал в одном из российских изданий, что теперь из экипажа «Московского метрополитена» в живых не осталось уже никого. Выходит, он — бронницкий пенсионер — самый последний хранитель памяти о короткой, но яркой, как вспышка, истории бронепоезда.

У каждого из нас свои истоки. У Петра Виноградова они — в далеком Узбекистане. Здесь он прожил 18 довоенных лет. Восточный колорит оставил особый след на всей биографии. Разве можно забыть узкие самаркандские улочки, глинобитные дома за дувалами, загорелые лица одноклассников и ослепительно белое солнце над Регистаном… Так уж вышло: после войны Петр Сергеевич, связавший свою жизнь с армейской службой, возвращался в родительский дом только погостить. Окончив танкотехническое училище, он обрек себя на беспокойную жизнь и неустроенный кочевой быт. Адреса службы офицера-фронтовика прошли через всю страну: от Ленинградского до Приморского военных округов. Потом он успешно завершил военно-транспортную академию.

Не один год Петр Сергеевич трудился в СКБ, в том числе и в Бронницах. В свое время даже участвовал в разработке скоростного поезда, оснащенного ракетными комплексами и способного поражать врага за сотни километров. Его многолетний труд был отмечен орденом «Знак Почета» и престижным для того времени званием — «Изобретатель СССР». Службу завершил начальником конструкторского отдела 21-го НИИИ. А после демобилизации 12 лет работал на 195-м заводе. Оглядываясь назад, 84-летний бронничанин не жалеет о своем выборе. Конечно, не все из задуманного удалось претворить: что-то не просто не успел. Но он, все время жил и трудился с полной отдачей, никогда не шел к цели окольными путями. Потому что очень дорожил своим военным прошлым, памятью павших товарищей, именем бронепоезда, навсегда вошедшего в легенду.

Валерий ДЕМИН


 

Назад