"КОБАЛЬТЁР" ИЗ БРОННИЦ
0
1832

У каждого из нас есть памятные страницы в биографии, которые с годами не забываются. У 57-летнего ветерана бронницкой милиции Сергея БЫЧКОВА - это две командировки в Афганистан. Сколько б ни прошло годовщин со дня начала и конца той чужой, необъявленной войны, он всегда будет вспоминать время службы в той стране, сотни пройденных километров по бездорожью и опасным горным серпантинам. Сотни встреч и знакомств с самыми разными людьми – участниками афганского конфликта. Наш земляк служил в ДРА в составе легендарного разведотряда МВД СССР «Кобальт». Только в постсоветские годы с этого, прежде засекреченного спецподразделения, сняли завесу тайны. Он, механик-водитель, входил в состав одной из мобильных групп и по-своему участвовал в деятельности отряда.

У многих советских россиян пресловутый ген воина, что называется, в крови. У моего собеседника, родившегося в 1953-м в Бобруйске, несомненно. Отец Сергея во время войны стал комиссаром партизанского отряда, а мать - его главным врачом. Солдатом Великой Отечественной был и покойный дед Сергея, награжденный за мужество и героизм боевым орденом Красной Звезды... Сам Сергей служил в пограничных войсках – в Львовском погранотряде. Сразу, как начал службу, взял 8-месячного щенка на воспитание и назвал его Дунаем. Подготовил собаку к розыскной работе на границе и даже совершил с ней одно задержание, о котором до сих пор вспоминает с улыбкой (группа поляков с той стороны пошли к нам через границу за водкой, нарушили целостность контрольно-следовой полосы). И хоть польская граница считалась спокойной, к традициям боевой воинской славы здешние «погранцы» приобщались постоянно. Рядом было немало именных застав, которые первыми встретил натиск фашистов в годы Великой Отечественной.

В Бронницы Бычков перебрался после службы в армии, в 1973-м. Здесь женился на девушке из Рыболова и с той поры прожил с Верой Сергеевной не одно десятилетие. Бывшего пограничника, к тому же хорошо «крутившего баранку», по комсомольской путевке направили служить в милицию. Отработал водителем в Бронницком ГОМе двадцать с лишним лет. В 1982-м, когда ему предложили командировку в ДРА, сержант отказываться не стал. Опасения, конечно, были. Ведь слухи о зверствах душманов, до них, несмотря на молчание советских газет, все равно доходили. Однако, стремление крепкого русского парня с геном воина, все увидеть своими глазами и заодно впервые побывать за границей оказалось сильнее... В Афгане Бычков побывал два раза: в первый раз – в 1982-м, с февраля по июль. На механиков-водителей БТРов их сводную группу готовили в Ташкенте. Потом - через афганскую границу, самолетом в Шинданд, оттуда, на МИ-6 - в центральную базу в Кабуле, а после - в провинцию Фарах. Так он начал службу в «Кобальте».

- Насколько я понимал, наш офицерский состав занимался сбором развединформации, взаимодействуя с афганским царандоем и местным населением, - вспоминает Сергей Александрович. - Свои подходы искали прежде всего, к тем, чьи мужчины воевали в бандформированиях. Полгода пребывания в Фарахе и постоянные поездки по окрестным кишлакам по пыльному бездорожью и под палящим солнцем стали для меня, привыкшего к иному климату, настоящим адом. Эта страшная из-за ужасной жары и необустроености местность. Даже в тени 'зашкаливало' за 50 градусов. Помню: на солнце броня БТРа раскалялась так, что руку нельзя было приложить. В машину садились, как на раскаленную сковороду... А питались в основном скудной армейской пищей - из консервов и сухих концентратов. За полгода я, 29-летний плотный по телосложению мужчина, потерял почти 30 кг веса...

Водителю бронетехники, конечно, не положено было знать тонкости работы по сбору разведданных о противнике. Но Бычков тоже был 'кобальтёром' и понимал: с 'духами' нужно было воевать, зная их тактику и бандитские методы - налеты, засады, диверсии и теракты. Ведь война «из-за угла» изматывала войска... Для того, чтобы оперативно искать сведения о намерениях моджахедов, действовать на упреждение их кровавых вылазок, и были создано милицейское спецподразделение. В состав 'Кобальта' включили немало опытных оперативников, прошедших школу уголовного розыска, работавших в подразделениях милиции, имевших практический опыт налаживания контактов с населением. Они вычисляли маршруты душманских караванов с оружием, вели оперативный поиск главарей и мест дислокации бандитов, чтобы наводить на них наши войска для уничтожения.

По существу «Кобальт» - это 23 мелкие группы, разбросанные по всему Афганистану. В каждой - по 7 человек, бронемашина и радиостанция. Бычков как раз и был водителем БТРа. Офицеры имели постоянную связь с центром и с советниками царандоя (афганской милиции) в провинциях. В открытой печати о деятельности милицейского спецназа в ДРА , понятное дело, ничего не сообщалось. Но в числе особо отличившихся разведчиков были даже герои страны, награжденные посмертно. В своем кругу бойцов спецотрядов 'Каскад'(КГБ) и 'Кобальт'(МВД) называли 'каскадерами' и 'кобальтерами'. Случалось, во время сбора данных им приходилось вступать в перестрелки с бандитами. Но их главной задачей все же была разведка, а не участие в боевых действиях. Надо сказать, что активного по жизни Бычкова, в ходе поездок заинтересовал и сам этот суровый, древний край. В Фарахе он впервые увидел с 'вертушки' у непривычного для здешних мест, голубого озера развалины древней крепости, построенной еще Александром Македонским, о котором знали даже мальчишки и называли его Искандером.

Он часто вспоминает афганские встречи и знакомства. Одна из них, в 1982-м, в Фарахе со своим земляком Юрием Шумилиным из Воскресенска, особенно памятна. Юрий, которым они познакомились накануне совместной боевой операции, был командиром БМД и дослуживал последние недели до дембеля в десантно-штурмовом батальоне. Вот только демобилизоваться десантнику было не суждено. На колонну, которую они сопровождали, в ущелье напала большая банда. Машина Шумилина первой получила удар из гранатомета. Ему перебило ноги и он огнем из пулемета прикрывал выход своих товарищей из горящей машины. Выйти успели все, кроме него. После второго выстрела 'под башню' сработал боекомплект... Комбат представил погибшего сержанта к званию Героя страны, а его посмертно наградили орденом Красной Звезды... В музее МОГАДК есть фото Юрия.

Вторая командировка Бычкова, летом с 1984-го по 1986-й, прошла в провинции Кандагар. Их разместили в городке, когда-то построенном американцами по заказу ООН для своих специалистов. Там же базировались военные советники, их коллеги, работавшие с ХАДом (афганской службой безопасности) и царандоем. Как и прежде, они, 'кобальтеры', участвовали в сборе разведданных. Командир их группы определил каждому задачи, офицеры работали с источниками информации из числа местных. Бычков по-своему, как водитель, участвовал в этой повседневной работе . После сбора и тщательного анализа сведений, которые они добыли, принимались решения: где проводить операции, куда наносить бомбово-штурмовые удары, куда высылать спецподразделения для перехвата караванов.

- В этот раз наша группа работала в очень ответственной зоне, - вспоминает мой собеседник. - К югу от Кандагара тянется пустыня, до границы с Пакистаном почти 120 км. И это полностью бесконтрольная территория, через которую регулярно происходила доставка оружия, боеприпасов, продовольствия и прочего. В качестве средств доставки использовался не только 'четвероногий транспорт', но и мощные японские джипы на широких колесах, носившиеся по песку почти как по асфальту. Когда моджахеды собирали крупные караваны, на их перехват направлялись находившихся неподалеку мотострелки. И после хорошей трепки 'духи' на некоторое время оставлись без должной 'подпитки'…

После года службы в Кандагаре, как вспоминает Бычков, 'Кобальт' (а затем и 'Каскад') расформировали. Их группу, как и остальные, направили дослуживать в советские представительства в провинциях... Впрочем, находиться в Афгане тогда везде было опасно. Ему еще не раз довелось повидать и горящую на перевалах советскую технику, и изуродованные бандитами тела сослуживцев-земляков, и целые штабеля запаянных цинковых гробов для отправки домой... Бронничанину повезло - вернулся живым и невредимым. Привез домой советскую медаль 'За боевые заслуги', афганские - 'За верность', 'Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа', стопку грамот, а самое главное - уникальный жизненный опыт и верных соратников-'афганцев', встречами с которыми до сих пор дорожит.

Валерий ДЕМИН

На снимках: С.Бычков на своем БТРе, бойцы одной из разведгрупп отряда.


 

Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий